Откуда у сборных Германии и России ноги растут

Сегодня состоится финальный матч чемпионата мира в Бразилии между сборными командами Аргентины и Германии.
Результаты национальных сборных — обложка футбольной отрасли в стране и заглянув внутрь, мы можем констатировать, что футбольные успехи финалистов носят системный характер, а провал сборной России, к сожалению, больше закономерность, чем недоразумение.
Соперничество между сборными Аргентины и Германии — прекрасный повод сравнить системы развитых футбольных стран и выявить причины провала сборной России на чемпионате мира.
Еще в 2007 году мне удалось изучить работу федераций Германии, Голландии, Италии, Франции и Испании, по сути, все эти страны - ведущие футбольные державы.
В Германии в течение последних 30 лет во всех 16 землях были созданы земельные, окружные и районные центры футбола для подготовки юных футболистов, тренеров и специалистов в сфере футбола. В Германии около 400 центров футбола, где тренируются 22 000 детей в возрасте от 11 до 17 лет и все они дотируются государством из бюджетов различного уровня. Например, каждый земельный центр получает в среднем 1 млн евро в год. С этими детьми работают 1300 немецких тренеров по единой методике, регулярно отчитываются в письменной форме перед федерацией о своей работе, поддерживают постоянный контакт с тренерами команд районов и округов, из которых они отбирают наиболее талантливых детей.

Из сборных районов и округов лучшие выбираются в сборную регионального центра, которая участвует в региональных турнирах чемпионата Германии. Все дети проходят тщательный и постоянный медицинский контроль штатных врачей центра. База данных всех игроков региональных центров и сборных команд ведется с раннего возраста, Немецкий футбольный союз располагает полной информацией о талантливых футболистах и тренерах. Свыше 30 координаторов Немецкого футбольного союза ездят по центрам, инструктируют тренеров, детей, смотрят, как все работает.
Дети с 11 до 13 лет в таких центрах занимаются отдельно, а все остальные возрасты – с 14 до 17 лет – вместе. С 14 лет детей начинают обучать футбольной тактике. Вся эта система приносит результат. Если ты талантлив, то не важно, где ты живешь. Их все равно разглядят, так как каждый центр обслуживает около 70 клубов, которые базируются неподалеку. Как правило, из игроков сборных региональных центров формируется первая юниорская сборная Германии. Футболистов в возрасте 16 лет уже приглашают профессиональные клубы. «Программа поощрения талантов» обходится Немецкому футбольному союзу всего в 10 миллионов евро в год.

Все сборные команды Германии, а их 20, включая национальную, молодежную, юношеские и женские, готовятся в четырех центрах, расположенных в разных частях страны и соответствующих современным требованиям эффективности, удобства и комфорта. Расположены центры, как правило, за городом в живописном и экологически чистом месте и включает в себя гостиницу, более 10 футбольных полей, медико-восстановительный и учебный центр для подготовки и повышения квалификации тренеров. Критерием эффективности работы тренеров Немецкого футбольного союза считается приглашение их воспитанников в национальную сборную Германии. 75% игроков национальной сборной — футболисты, прошедшие все возрастные группы юношеских и молодежных сборных команд Германии. В РФС эти показатели прямо противоположны.
Проблема подготовки тренерских кадров - одна из главных проблем российского футбола, гораздо лучше перенимать опыт федерации футбола Германии, во все века национальными сборными руководили только немецкие тренеры. Причем помошники главных тренеров, в последствии становились главными тренерами национальной сборной Германии - грамотно, логично, эффективно,экономно... К примеру, тремя основными принципами работы со сборной Аргентины, ее главный тренер Сабелья назвал - смирение, отсутствие жадности и чувство национальной принадлежности.

Количество занимающихся футболом в Германии в пять раз больше, чем в России, на 100 000 немцев приходится больше 30 футбольных полей, на 100 000 россиян — менее 12 полей. У нас в крайне неудовлетворительном состоянии материально-техническая база, остро не хватает квалифицированных преподавателей в вузах, тренеров и менеджеров для работы в специализированных футбольных школах и профессиональных клубах. Отсутствуют учебники по футболу, методические пособия, видеоматериалы. 75% детских тренеров в России не имеют специального образования.

В Германии государство финансирует региональные программы развития футбола, а профессиональные клубы имеют частных владельцев. В России наоборот: госкомпании — "Газпром", РЖД, "ВТБ" и региональные бюджеты содержат профессиональные клубы за государственный счет, а развитию футбола не уделяют должного внимания.

Программа РФС по развитию футбола предполагала создание восьми межрегиональных и 50 региональных центров футбола. Решение Правительства принять специальную федеральную целевую подпрограмму (ФЦП) развития футбола на 2006-2016 гг. стоимостью 19 млрд руб. в принципе давало возможность это сделать, но реализовал ее не РФС, не специалисты и футбольная общественность, а только один человек - министр спорта Мутко. В результате все свелось к созданию нескольких манежей и бессистемных постилов 300 футбольных полей с искусственным покрытием, большая часть которых уже пришла в негодность.
Ключевую роль и прямую ответственность за состояние футбола несет министр спорта, член Исполкома ФИФА Виталий Мутко. Именно он единолично принимает все ключевые решение в РФС, в очередной раз за сумашедшие деньги и при таких долгах РФС пригласил к нам иностранного "волшебника", создавая видимость заботы о футболе.
Мутко за столько лет так и не смог понять, что современный футбол – это сложнейшая отрасль и одним назначением пусть и одного из лучших тренеров в ней ничего не изменишь.
Последние десять лет – это время упущенных возможностей в спорте и в футболе. При таких колоссальных вложениях со стороны государства – ни современных стадионов, ни стабильных клубов, ни достаточного количества и качества российских футболистов и тренеров.

Вот итог "профессионального", "коллегиального" и "патриотичного" подхода со стороны главного спортивного госчиновника страны. Это сигнал SOS для всей футбольной общественности, болельщиков и руководства государства. Но члены РФС молчат и ничего не предпринимают, РФПЛ и РФС развитием не занимаются и не зарабатывают, покрывая друг друга. Ни Президент РФС Толстых, ни Президент РФПЛ Прядкин самостоятельно уходить в отставку не собираются.

Российский футбол опустился на самое дно. События происходящие в организационных вопросах, в системе управления российского футбола, и в частности эпизод с контрактом Капелло, роли Мутко в РФС стало лакмусовой бумажкой для понимания отношений в тандемах Путин - Мутко, Толстых - Мутко, Капелло - Мутко. Наш министр спорта очень похож на любимого нами Остапа Бендера. Он подвижный, удачливый, прекрасный говорун, а главное — ловкий такой, но почему именно такого типа люди нравятся Путину.

Президент страны, как оказалось футбол не очень любит, по его мнению "сборная России старалась выступить достойно на чемпионате мира". Такие заявления, к огромному сожалению, только дискредитирует политическую власть страны, а квалифицированный комментарий Президента Российской Федерации, имеющий прямое отношение к проблемам футбола, признание своих ошибок, искренняя заинтересованность в системном развитии футбольной отрасли, послужило бы интересам отечественного футбола и вызвало, безусловно, позитивную реакцию многомиллионной аудитории болельщиков.

Кардинально поменять пока ничего невозможно, так как государственная власть не научилась грамотно взаимодействовать с футбольной общественностью и РФС. С таким подходом к футболу и дальше будет продолжен дикий бег российского футбола на барском поводке с министром спорта, а значит с сохранением благодатной почвы для коррупции и деградации нашего футбола.

Чего добился российский футбол за 20 лет XXI века? Альтернативные итоги

Как и ожидалось, главный итог очередной Конференции Российского футбольного союза, состоявшейся 4 февраля, - торжество единогласия. Все вопросы закрыты, полномочия подтверждены, посты распределены, программы одобрены. И да, пока не забыл, фактор безусловного прогресса: во время предыдущей предвыборной кампании у стопроцентного фаворита президентской кампании Дюкова были формально обозначавшие конкуренцию оппоненты, а на сей раз не нашлось и таких. Он оказался единственным кандидатом.

Общий вектор таков: у отечественного футбола есть некоторые трудности, но они преодолимы. А в целом все хорошо, мы наступаем по всем фронтам и скоро, уж никак не позже 2030 года, ворвемся в топ-10 мировых лидеров.

К победным сводкам за 20 лет мы привыкли. Некоторые им даже верят. Но все-таки давайте попробуем подвести альтернативные итоги. Хотя бы просто в порядке перечисления. 1/5 финала XXI века – какой-никакой, а рубеж. Вдруг кто-нибудь, да услышит? А услышав, задумается.

***

Российский футбол – всего лишь винтик в общем механизме государственной политической системы. Он в доску свой. Здесь не работают институты альтернатив и институт критических оценок, не дуют свежие ветры. Их место занимают одобрямсы футбольного сообщества, наблюдателей от ФИФА и УЕФА и теплые взаимные объятия многочисленных друзей, собранных по принципу междусобойчика.

Столько уже на эту тему сказано, что слова, честно говоря, тратить жалко. Поэтому сразу о главном: относительное благополучие этого самого сообщества (как минимум финансовое) основано на трусости, двуличии, жадности и умелой работе языком. Приговор с особой пометкой в резолютивной части: за последние 20 лет мы потеряли 80 региональных клубов, а также несколько поколений не только футболистов, но и специалистов. Наш футбол потихоньку закатывают в асфальт. Тело его уже присыпано, на поверхности только говорящая голова.

Чтобы эту голову послушать, футбольная публика, так называемый руководящий актив, и сгоняется ежегодно в Москву. За что и за кого голосовать – разницы вообще никакой. Предложат одобрить самороспуск – дружно поднимут руки. Скажут кого-то казнить – вот вам мгновенное нужное решение. Что-то гладкосказанное одобрить – вообще любимое занятие. Справедливости ради: такая картина характерна практически для всех национальных федераций стран бывшего СССР.



Свой среди своих

Если присмотреться внимательно, поймем важную вещь: российскому футболу живется сильно проще, чем государству в целом. Не только потому, что денег тут куры не клюют (не у всех, а у тех, у кого надо, кто сумел подобраться близко к главной кормушке; низы-то, как им положено, не кушают, а глотают и сосут), но и по причине тесной дружбы с внешним миром.

Государство наше – в глухой обороне. Оно в этом жестоком мире против всех. Под санкциями, под огнем всепланетной критики, под прессингом недоверия и так далее. У российского футбола в этом плане все пучком: никто его не глушит и глушить не собирается. Глава ФИФА Джанни Инфантино – наш признанный друг. Глава УЕФА Александр Чеферин шлет президенту РФС Александру Дюкову приветствия, поздравления и валентинки.

А потому что одним миром мазаные. Какой базар-вокзал может быть между своими пацанами?

На Инфантино заведено уголовное дело в Швейцарии: он, как и Дюков, безальтернативно избрался на высший футбольный пост и уволок из России на швейцарские счета рекордные 6 миллиардов долларов. У этой истории скоро будет продолжение: ФИФА проиграла апелляцию на получение доступа третьих лиц к материалам дела, собранным специальным прокурором Штефаном Келлером в рамках расследования. У ФИФА нет реальной возможности повлиять на ход расследования.

Чеферин тоже безальтернативно переизбран в 2019 году, а в 2016-м он победил без всякой конкуренции программ и публичных дебатов. Все вопросы и вопросики решались в тиши цюрихских кабинетов, как в старые добрые блаттеровские времена. Чего добился Чеферин за пять лет работы на ответственном посту? Какую пользу принес европейскому футболу, в котором царят разброд и шатания? Риторический вопрос. Но ответим. Главные итоги таковы: открытый конфликт между президентами ФИФА и УЕФА, беспрецедентная война между европейскими ассоциациями лиг и клубов, трусливая и непоследовательная позиция руководителя ФИФПРо, полная импотенция европейских ассоциаций тренеров и арбитров в системе принятия решений.

Мировая футбольная система – не профессиональное сообщество субъектов футбола, а политический картель. В основе ее существования и выживания лежит принцип закрытости, несоблюдение норм, регламентов и законов. Политика двойных стандартов, отсутствие независимых юрисдикционных органов, тотальная коррупция, уголовные дела и аресты руководителей конфедераций и национальных ассоциаций стало нормой ее жизни. Так чего же вы хотите от России?



Принцип паханата

В ельцинский период российский спорт жил бедно, однако власть не вмешивалась в деятельность спортивных общественных федераций, наследуя принципам отлаженной советской системы. При Путине небогатая, но стройная и схема была уничтожена. Можно подвергать критике ее основополагающие принципы, но невозможно отрицать, что эти принципы были. Четко определялись порядок и параметры финансирования, вкладывались средства не только в профессиональный спорт и в подготовку резерва, но и в спортивную науку, сборные и клубы были конкурентоспособны на международной арене.

Сейчас же мы имеем систему дикого паханата, которую интеллигентно именуем «понятийной». Спортивному сообществу остается отираться в барском предбаннике, где тусят госчиновники и олигархи. Внесистемная оппозиция не только не принимает участия в борьбе с властью в спортивной нише, но даже не пытается изучить проблемы современного российского спорта, которому как минимум нужна широкая общественная дискуссия по ключевому вопросу – месту спорта (и футбола как «вида спорта номер один») в системе глобальных приоритетов.

Принципы управления и качественное изменение состава исполкома РФС, усиление рабочих групп и комитетов профессиональными людьми, компетентными в ключевых вопросах, - фундаментальные проблемы. В идеале в принятии решений обязаны участвовать представители всех субъектов футбола, а гарантом стабильного функционирования системы должна быть независимость юрисдикционных органов РФС. Но нет, на манеже все те же – восемь нафталиновых руководителей МРО, сидящие в своих креслах по 20 лет.

Нефтяной магнат Федун, спускающий государственные (стоит помнить, откуда берется нефть и в чьи карманы текут финансовые реки) средства в бездонную черную дыру по имени «Спартак». Престарелый Симонян. Хитроумный Гинер. Вечный Гершкович. Ох, извините, вот и новые лица: бывший член ОПГ «Севастопольские» Сайманов, отсидевший 8,5 лет на строгаче за причастность к семи заказным убийствам. И отпрыск семьи Ельцина – Юмашева, которая теперь будет развивать женский футбол.



Наука, результаты, судьи

РФС – бессменный чемпион мира по созданным стратегиям развития футбола, у которых нет эффективных механизмов реализации. Просто красивая оболочка без внутреннего содержания.

У РФС за 20 жирных нефтяных лет так и не появилась собственная инфраструктура в виде национального центра для сборных команд. И, по всей видимости, в ближайшее время не будет Расходы на сборные стали визитной карточкой РФС. Сменяющие друг друга президенты никогда не чурались разбрасываться деньгами олигархов и «Газпрома» на астрономические контракты с иностранными тренерами, на бонусы футболистам и пятизвездочные отели в центре Москвы для национальной сборной. Больше половины бюджета РФС уходит не на подготовку специалистов, а на текущее содержание сборных.

И так везде: поля стелем, но региональные центры не создаем, базы строим, но не решаем вопросы эффективной подготовки сборных, детей тренируем, но тренеров не обучаем, государственные деньги тратим, но не на развитие футбола, а на легионеров и агентов...

В России не создано ни одного современного регионального центра, отвечающего целям, задачам и техническим требованиям. Спущены в унитаз программа подготовки менеджеров и финансовый регламент РФС. За последние 20 лет государством было выделено безвозвратно 17 миллиардов евро на профессиональный футбол, но деньги налогоплательщиков не остались в футболе, а ушли на дикие зарплаты и трансферы.

Власть, вскормившая беспринципную элиту, уничтожила спортивную науку. В 140-миллионной стране не осталось серьезных ученых, отвечающих современным требованиям. Простой вопрос: кто будет обучать тренеров после отставки (она видится неизбежной) сидящего на пяти стульях господина Лексакова? Уровень подготовки тренеров, в том числе и детских, - одна из главных проблем российского футбола. Этому вопросу все последние 20 лет внимания со стороны РФС и государства не уделялось вообще.

Только вдумайтесь: объем финансирования научно-методической работы РФС составляет не более 0,3% от бюджета РФС! Притом, что бюджет по сравнению с колосковскими временами вырос в 20 раз – с 5 миллионов долларов до 100.

В рейтинге сборных Россия по-прежнему в глубокой яме, а клубы еще и умудрились выкопать на дне этой ямы дыру (осенний бенефис представителей РПЛ в европейских кубках – зрелище не для слабых духом). А чего мы ждали, если спортивных вузов в стране осталось 12, а дохлых кафедр футбола – всего 5? Если нет и не предвидится плана научно-методической и научно-исследовательской работы? Если давно покрылись пылью методики обучения преподавателей, темы диссертационных работ повторяются из года в год, а студенты обучаются по программам 25-летней давности?

Кто руководит сегодня судейским департаментом и отвечает за подготовку арбитров? Способен ли «профессионал» Хачатурянц написать хоть какую-то методическую программу, помогающую арбитрам? Почему признанные методисты международного уровня – Алексей Спирин и Валентин Иванов – обходят РФС стороной? Не потому ли, что сыты понятийностью по горло?



Попечители, варяги и Закон о спорте

В таинственном Попечительском совете РФС состоят несколько миллиардеров, представляющих частные и полугосударственные компании. Ходит туда и министр спорта. Информацию о том, какие конкретно проекты поддерживает ПС, в каком объеме и каком режиме, не обнаружит даже Интерпол. Хотя и без него понятно, что проекты, если они есть, в любом случае тухлые, потому что никакой профессиональной экспертизы, подразумевающей широкое обсуждение, не проходили.

Народное достояние «Газпром» систематически взрывает рынок, обеспечивая многомиллионные гонорары игрокам «Зенита», - россиянам и варягам, способным обозначать борьбу за второразрядный Кубок УЕФА, да и то безуспешно. А также вбухивает в «продвижение бренда» (гениальная идея!) с помощью спонсорства УЕФА, немецкого «Шальке» и сербской «Црвены Звезды»...

Пустые разговоры о сокращении расходов на профессиональный спорт длятся годами и десятилетиями. Общество по ходу дела оболванивается, а конкретных мер по выработке правового механизма и параметров финансирования как не было, так и нет. Более того, чиновники старательно зачищают любые попытки навести порядок в бесконтрольных тратах на дикие зарплаты и на толпы жадных легионеров, присосавшихся к убыточной, но такой щедрой системе.

Приведу лишь один пример. В рамках изменения Закона о спорте в 2017 году группа представителей сферы спорта попыталась принять участие в нескольких правительственных совещаниях. Суть инициативы: внесение поправки в проект Закона о спорте с запрещением расходов государственных компаний и бюджетов регионов на трансферы и зарплаты (за исключением детского, юношеского спорта и инфраструктуру).

Правительственная поправка была отправлена в Госдуму. После второго чтения лоббисты действительно внесли в закон изменения, но… уже без запрета на трансферы и зарплаты. Вот примерно так она работает, эта система.



Шувалов, Федун, Гинер и другие

За последнее время отечественные игроки в стартовых составах клубов РПЛ – редкость, музейные экспонаты. Зато один из самых влиятельных чиновников кремлевского закулисья, шеф ВЭБа Шувалов, бросается спасать обанкротившийся ЦСКА своего друга Гинера. В начале лета Шувалов, помнится, кормил байками питерский экономический форум: госкорпорация ВЭБ, дескать, превратит ЦСКА в суперклуб. Прекрасно понимая, насколько это бессмысленное с точки зрения финансовых перспектив мероприятие.

Гинер – очень неглупый человек, он прекрасно адаптирован к требованиям вертикальной системы. Главный управленческий инструмент Гинера – политико-административный (а значит, и финансовый) государственный ресурс, полученный благодаря дружеским отношениям в нужных сферах. И как бы ни раскручивали его доблести в СМИ, вся деятельность Гинера, по сути, есть позор для российского футбола. И безусловный позор для руководства страны, которое 16 последних лет подгоняло офшорному бизнесмену государственные компании в качестве спонсоров.

Надо создавать суперклуб? Хорошо. Желательно с помощью удвоения квоты легионеров – вот тогда дела российского футбола непременно пойдут в гору, ибо резко возрастет конкуренция. Которая, конечно, загонит под шконку очередное поколение одаренных, но плохо обученных молодых россиян, но это уже вторично.

Вот любимый всеми Семин, который всегда держит нос по ветру. Как только у Палыча возникают личные проблемы, он начинает будоражить общественность громкими заявлениями. Когда проблемы снимаются, он замолкает. Какова была позиция Семина на всех выборах президента и исполкома РФС? Что он сделал для того, чтобы государственная власть относилась к отечественному футболу иначе?

Вот миллиардер Федун, который увлечен футбольной рулеткой. К проигранным в прежние годы ставкам добавилась Башкириада, осложненная «синдромом Заремы». Какова стратегическая цель Федуна? Возрождение славного имени «Спартака»? Не будем наивными. Цель – максимальное полная адаптация к требованиям системы, которая вот уже сколько лет позволяет Федуну подниматься в рейтингах «Форбс».

Вот, наконец, сам президент Дюков, искусственно созданный продукт системы путинской вертикали, сидящий на государственной трубе и полтора десятка лет бесконтрольно тративший государственные деньги на процветание газпромовского «Зенита», у которого в России по количеству сладких пряников конкурентов нет и не предвидится. Дюкову в футболе конкуренты не нужны. Он привык работать в условиях вертикали…

***

Хочется верить, что настанет день, когда вся эта публика ответит за свои, извините за пафос, деяния. За государственные миллиарды, потраченные на массовые закупки легионеров, за безумные зарплаты игроков, тренеров и агентов. За бессистемную, под мотив «освоения средств», укладку искусственных полей. За ликвидацию региональных клубов, спортивной науки и будущего 800 тысяч детей, которые не смогли получить качественное футбольное образование и реализоваться в профессиональном футболе.

Но они крадут не только наши деньги. Все куда страшней: они воруют наше время. Наше будущее. Наших детей.

ЗАКОН ПРЕЗИДЕНТА ТРАМПА НА ПАМЯТЬ О ДОНОСЧИКЕ РОДЧЕНКОВЕ: ЧТО ГРОЗИТ РОССИЙСКОМУ СПОРТУ

Как показала практика с допинговыми скандалами, отдавать вопросы расследований, назначений и наказаний комиссиям МОК и CAS не совсем эффективно. Эти международные спортивные организации относительно бесконтрольны и пронизаны коррупцией. Более активно действует WADA, но достаточно эффективного механизма для расследований не имеет. К примеру, привод свидетелей в случаях их уклонения, доступ в места нахождения национальных лабораторий, ознакомление с базами данных, ответственность за дачу ложных показаний – все это сегодня просто недоступно для WADA. А всем странам свойственно стоять на позиции "защиты своих". Информаторы Родченков, Степановы, Соболевский, Митягин (они же агенты и доносчики) значительно лучше могут быть защищены силовыми структурами, чем в рамках спортивной системы.
Такие функционеры, как Бах, Инфантино, Бессеберг или Реш, - классические образцы продажности западных спортивных чиновников. Не имеет никакого значения в стране авторитаризма, на какие деньги покупали Бессеберга с Реш - на средства государства или на деньги Михаила Прохорова. Обвинения руководству IBU выдвинуты по трем эпизодам. Одно из них - сокрытие «отклонений» в допинг-пробах россиян, начиная с 2011 года. Но теперь Прохорова припекло, российский допинговый скандал попал в эпицентр международной политики и затронул всех причастных. Во исполнение "закона Родченкова" Михаил Дмитриевич имеет все шансы попасть под санкции не только в виде закрытия визы в США, но и для возбуждения уголовного дела. Вслед за американцами это могут сделать и страны Европы, и никакие гражданства и паспорта ловкого комбинатора уже не спасут. Именно эти обстоятельства и вынудили Михаила Прохорова засуетиться и нанять адвокатов для подачи исков Зайцевой в американских судах, добывать заключения всевозможных экспертов, при этом ловко убрав себя из российского медийного пространства. Полная аналогия с Инфантино в ФИФА и Диаком в Международной Федерации легкой атлетики.
Другой существенный момент - подкуп чиновников международных федераций. После очередного международного коррупционного скандала в Международной федерации легкой атлетики с участием России тертый калач Смирнов предлагает президенту World Athletics Коу "прыгнуть в самолет и прилететь в Москву на встречу с Путиным". Не поздно ли, господин Смирнов? Отношения разрушены настолько, что такой шаг от Коу может стать самоубийством для него самого. И не стоит Смирнову приплетать к своему предложению упоминание о вице-президентстве World Athletics Коу при Ламине Диаке. Коу никогда не обвинялся в причастности к делам коррумпированного сенегальца, который признан виновным в укрывательстве фактов российского допинга. Зачем лишний раз вытаскивать в эпицентр обсуждений этой невыгодной для России темы? Во Франции уголовное дело довели до суда, возбужденное уголовное дело прокуратурой Швейцарии против Инфантино набирает обороты, но власти Норвегии не желают позора своей элиты и уводят Бессеберга от ответственности, в том числе и с помощью американца Тэйлора. Нейтральные австрийцы также ушли в сторону и умывают руки. Главный фигурант преступлений - бывший министр спорта Мутко - хотел сделать Родченкова одиночным преступником, не дав гарантий будущего. Поскольку в России создатель Дюшеса после угроз Мутко стал опасаться за свою жизнь и жизнь своей семьи, он быстро собрал всю базу преступных действий, сбежал из России и вывалил на Западе всё российское грязное бельё. Но он не один, как это хотят представить российские СМИ. "Информаторов" предостаточно, Соболевский с Митягиным добавили в доказательство базу LIMS лаборатории. И таких свидетелей не один и не два. Чем дальше в лес, тем больше дров. Все, что случилось с нашим биатлоном в период правления Прохорова, Кущенко, Мутко, Колобкова, Драчева, насколько отвратительно, настолько же и закономерно. Мы пожинаем плоды многолетней государственной политики в спорте высших достижений, в основе которой лежит страшная правда: без приема допинга наверх не пробиться.
В истории с Устюговым мы всего лишь получили еще одно доказательство того, что система управления российским спортом глубоко порочна. Сошедшие со сцены и действующие атлеты в лучшем случае многозначительно молчат, хотя многие и многие факты, всплывшие по ходу антидопинговых расследований последних лет, прямо указывают на то, что их «прикормки» проводились по указанию руководства Минспорта с целью достичь медального превосходства. И российская спортивная элита, даже не ловленная на запрещенке, отдавала себе в этом отчет, потому что жить в обществе и быть свободным от него, как известно, нельзя.
В итоге получили новое обвинение в фальсификации, а теперь, убрав принципиального и независимого Гануса, загнали ситуацию в полный тупик: оказывается, в РУСАДА много тратили на такси и изучение английского языка. Агитационные бои на своём поле можно выигрывать до бесконечности, но реальность в виде движения к изоляции российского спорта очевидна.
Как относилось российская спортивная элита к этому беспределу? Варилась в мошенничестве, принимала участие в преступлениях и никогда не выступала против системы, то есть мирилась с ней. Наши спортсмены - не детки малые, они не такие наивные, чтобы не понимать, для чего сдавали мочу и не регистрировались в системе ADAMS. Бесспорно, российские спортсмены международного пула являлись соучастниками фальсификаций проб. Отстранение Гануса не сулит спортивной России ничего хорошего, поскольку формирует мировое общественное мнение. Финал будет очевидным, спортивная действующая элита уже в изоляции и неизбежно покинет Россию. Поздно пить боржоми с перспективами российских исков. Они просто ничтожны, даже невзирая на отдельные прецеденты, а о "доказательствах" мы уже наговорились по горло. Это как свежая история с отравлением Навального: ну да, попались с попыткой убийства, а вы докажите! Мы можем только сотрясать воздух. Мы утратили все возможности как-то воздействовать на развитие ситуации, зато получили еще одну – наверное, последнюю – возможность понять, в какую адовую ситуацию вляпался российский спорт.
Теперь о главном. В США решили прекратить финансирование WADA, что может выдавить американских спортсменов за рамки международных соревнований. Американцы не удовлетворены работой руководства WADA. В том числе, их не устроило «мягкое» наказание России за изменения базы данных Московской лаборатории. Успехи государственного расследования в отношении ФИФА – с одной стороны, и фарс с разъяснением российского допингового скандала – с другой, подтолкнули американских политиков к тому, что допинг следует преследовать именно на государственном уровне. Законопроект принят Сенатом и подписан президентом США.
Допинг – не болезнь спортсменов, которую можно «вылечить» с помощью тестов. Как правило, за ними стоят теневые дельцы (в нашем случае – государственная система). Таким образом, закон нацелен на крупные международные мероприятия с участием американских спортсменов, компаний или фондов. В законе Родченкова предусмотрены штрафы до одного миллиона долларов и лишение свободы на срок до 10 лет для всех, кто участвует в допинг-системе.
Но отказ в финансировании WADA - одна проблема, а тотальное применение допинга спортсменами, организуемое с участием должностных лиц российских государственных структур, - совсем другое дело. Необходимо также понять, какие конкретно страны требуют рассмотрения поправок к стандарту антидопингового кодекса. Процессуальный механизм содержится в антидопинговом кодексе и стандартах WADA. Но что мешало руководство спортивной России за столько лет разработать свои поправки к стандартам и обеспечить их внесение?
Вместо этого все, что мы видели со стороны Мутко, Колобкова, Жукова и Позднякова - пропагандистские вопли и демагогические размышления об умышленно несправедливых действиях по отношению к российским спортсменам и привилегированном отношении к спортсменам стран Запада. Для спортсменов, которые пойманы на допинге достаточно наказаний в виде дисквалификации, но для их тренеров, врачей, а также государственных чиновников просто необходимо использовать Уголовный кодекс. Но если будет установлено, что спортсмен сознательно использовал запрещенные препараты, лишая соперников медалей и премиальных, отвечать он должен также по Уголовному Кодексу.
Но к спортивным и государственным чиновникам, как к организаторам допингового приема, санкции, а также их сроки должны быть намного жёстче. Именно российское законодательство защищает наших спортсменов от главного - уголовной ответственности. Всё, что им грозит, - дисквалификация, копеечный денежный штраф, и не более. Полная моральная поддержка, отсутствие реальных наказаний в виде возврата премиальных и назначения на государственные хлебные должности поставлены в России на недосягаемую высоту. Не закон, а просто фикция. Ввели ответственность только за склонение спортсменов к допингу, но оставили безответственными самих спортсменов за употребление. А ведь и сам спортсмен может быть инициатором и организатором приема допинга. Этот идиотизм рекламируется «как усиление борьбы с допингом». Достаточно уточнить у WADA и комиссии Макларена конкретные фамилии спортсменов, которые кормились у Родченкова, если мы хотим установить истину, не правда ли?
Но если уже поймали спортсмена на допинге, то необходим возврат незаконно полученных премиальных, и это должно стать обязательной нормой. Очень трудно доказать и склонение к допингу: необходимо иметь доказательства - к примеру, предоставить видеозапись...
Даже сами депутаты утверждают и признают, что тот же Родченков был одним из автором изготовления запрещенных препаратов. Но кому он их передавал? Кто ему давал установки - руководство Министерства спорта?
Не было и никогда не будет никакой презумпции невиновности в международной спортивной юрисдикции. Нести чушь безграмотному в спортивном праве населению и уравнивать Уголовный кодекс РФ с Антидопинговым кодексом могут только бессовестные агитаторы и манипуляторы. У международной спортивной юрисдикции нет достаточного процессуального механизма сбора доказательств. Принципами их оценки являются отсутствие презумпции невиновности, возможность коллективной ответственности, признание фактическими обстоятельствами доводы антидопинговых комиссий. Еще раз, у международной спортивной юрисдикции нет в инструментарии реального процессуального механизма сбора доказательств, это в уголовном праве есть УПК, который обеспечивает российские правоохранительные органы механизмом расследования. Нет никакой возможности при расследованиях по линии МОК и WADA получения показаний от причастных к делу свидетелей путем привода. Такая необходимость существовала, например, для получения показаний по мошенничеству на Олимпийских играх в Сочи от министра спорта Мутко, заместителя министра спорта Нагорных, руководителя центра подготовки сборных команд Родионовой, Желановой и Аваляна по которым Родченков представил электронные файлы переписок.
Поэтому первым делом и арбитры CAS затребовали возможность получения прямых показаний от группы государственных чиновников, отстраненных от должностей в Министерстве спорта и укрытых от внимания международной общественности. Отдельной позицией стало и требование обеспечить допрос легендарного «водопроводчика» Блохина – главного персонажа в сюжете с проделанной в стене сочинской лаборатории дыркой. Этот таинственный деятель зафиксирован не только на фотографиях Родченкова, но и видеокамерами. Простые вопросы о его биографии станут смертельными.
России была предоставлена возможность привести свой дом в порядок, но вместо этого она решила продолжать придерживаться позицию обмана и отрицания. Решение CAS, принятое в декабре уходящего года, также явно не сулит ничего хорошего. Главный вопрос не к спортсменам, хотя и они являются соучастниками преступлений, а к верховной власти. Как можно было создавать систему допинговых побед на государственном уровне и не понимать, что в современном мире информационных технологий невозможно держать тысячи фигурантов под колпаком?
Было очевидно, что в этой мошеннической системе обязательно произойдёт сбой. Как можно не понимать, что Родченков был не рядовым, а одним из важных элементов этой преступной системы?
Что в итоге? Всем мошенниками - полное раздолье. Достижение договоренностей и оформление их в рамках международной спортивной юрисдикции может длиться десятилетиями. Американцы этого не желают, но действуют нагло, ломая через колено WADA, МОК и международные федерации. Но чистые спортсмены, которые были лишены наград и премиальных, поддержат эту практику. В итоге закон Родченкова будет воспроизведен в подавляющем большинстве стран, а те, кто будет его игнорировать просто окажутся в изоляции...

Лизать всегда, лизать везде. Зарисовки о жизни российской спортивной элитки

Не элиты, а именно элитки, главная задача которой – изо всех сил служить власти и бизнесу.

Элитка легкой атлетики: дайте денег, пока не поздно!
Наши ведущие легкоатлеты написали открытое письмо президенту России. Мария Ласицкене, Анжелика Сидорова, Сергей Шубенков – честь и слава российского спорта. Понять их можно и нужно: люди имеют все шансы на титулы, мировое признание и сопутствующие ему бонусы, но от ВФЛА (национальная профильная федерация) мир шарахается как от чумы.
Вот о чем пишет президенту элита:
- вследствие действий руководства ВФЛА наши легкоатлеты и тренеры не могут реализовывать свой потенциал, так как с прошлой осени они лишены возможности выступать вне России даже в нейтральном статусе, а 1 июля в случае невыплаты штрафа ВФЛА легкая атлетика может быть окончательно изгнана из международной федерации;
- мы не видим конкретного плана выхода из затянувшегося кризиса и поэтому вынуждены обратиться напрямую к Вам;
- вопрос не столько в наших карьерах, сколько в российской легкой атлетике в целом: мы стоим на пороге ее окончательного развала и уничтожения…
Деньги им вроде нашли, но это все частности, если серьезно. Однако напомню коротко, что российские легкоатлеты на период временного лишения ВФЛА членства в Международной ассоциации легкоатлетических федераций могут выступать на международных стартах только в статусе нейтральных спортсменов. Пока такой статус не получил ни один спортсмен. Если до 1 июля ВФЛА не выплатит 5 миллионов долларов штрафа за причастность к фальсификациям документов, россияне не смогут выступать на соревнованиях в любом статусе.
Важнее другое: в какую сторону ни разверни проблему, вывод один – власть пожинает плоды многолетней политики в области спорта и постепенно теряет контроль над действующими спортсменами высокого уровня. В Кремле понимают: помощь именитому трио – прецедент. За ними на прием к первому лицу ломанутся все остальные, и поток просьб будет нарастать с каждым днем.
Наша спортивная элита привыкла, что ее неплохо кормят. Поэтому именно она, а не детские тренеры с их нищенской зарплатой, требует сегодня помощи и поддержки. Не демократических выборов глав федераций, не создания эффективной системы подготовки резерва или восстановление научно-методического обеспечения, а пластыря на болячку, который поможет ей, элите, и дальше выступать на международной арене. А там разыгрываются не только титулы, о которых напоминает Кремлю элита, а очень серьезные премиальные.
Заявителям нужно отдать должное: они никогда не изменяли себе. Как определились с генеральной линией, так ее и придерживаются. Они – часть системы. Молчаливые свидетели (а если по сути – соучастники), рапортующие об успехах и ждущие наград. Которым, между нами говоря, даже в долгие месяцы государство в лице Минспорта продолжает выплачивать стипендии, о которых вы, дорогие россияне, и мечтать не можете.
Как свидетельствует история, внутри России мы вольны говорить и делать все что угодно, даже если это «что угодно» говорит и делает президент. Но на международном спортивном уровне у нас полная изоляция и жесткий бан. Только РУСАДА, безбашенный глава которого Юрий Ганус бесит Кремль своим до беспредела независимым поведением, допущен к прямому взаимодействию с WADA. Любой наезд на него и на его ведомство равносилен усилению международных санкций.

Элитка биатлона: кто спонсор ярко выраженного идиотизма?
Двукратная олимпийская чемпионка Ольга Зайцева, яркий представитель элиты отечественного биатлона, спалившаяся, как все мы помним, на допинге, выдвинута кандидатом в состав правления СБР от Федерации биатлона Москвы.
Нормальный ход. Наши вертикально ориентированные субъекты спорта давно привыкли к тому, что всякие выборные проблемы решаются строго по установкам из-за кремлевского забора. Выдвижение Зайцевой – всего лишь продолжение линии. От такого рода «рекомендаций» уже мозоли на глазах.
Но все-таки интересно было бы персонифицировать чисто из любопытства: кто их предлагает (и кто финансирует), эти невероятные инициативы? В чем состоит (если она есть) позиция Минспорта и ОКР? Или их перед судьбоносным для России решением САS такие мелочи, как допингер в генеральном штабе, не тревожат?
В целом понятно: протащить Зайцеву без санкции помощника президента РФ по спорту Игоря Левитина подневольные члены СБР просто не могли. А главным интересантом и спонсором ярко выраженного идиотизма является бывший руководитель российского биатлона Михаил Прохоров. Оплачивающий, кстати говоря, расходы по безнадежному иску в американском суде наших допингеров Зайцевой, Вилухиной и Романовой.
Так что все это звенья одной цепи. Ее главный интересант – ловкий комбинатор, создающий «систему влияния» в руководящих органах мертвого биатлона. Цена вопроса для миллиардера – сущие копейки. А мотивация очевидна: биатлонные допинговые истории, расследования и скандалы последних десяти лет – прямая угрозой его репутации и повод для наложения санкций в свете принимаемых в США законов.
Нам же ничего не остается, кроме как наблюдать за предвыборными разборками в дружной российской биатлонной семье: прохоровские майгуровцы против драчевцев, если вам о чем-то это говорит. А если нет – даже и пытайтесь вникнуть в тему. Разница между этими – что-то около нуля с поправкой на ветер.
Вопрос, как обычно, в другом: система, созданная властью, снова не дала ни малейшего шанса на цивилизованные выборы с конкуренцией программ и открытыми дебатами.

Элитка футбола: власти нравится, когда ее тщательно облизывают
Посткарантинные события отнимают у людей с совестью остатки желания заниматься развитием футбола в стране. Целая серия позорных историй, связанных с переносами/отменами матчей возобновившегося чемпионата России, - очередное подтверждение того, что РФС и РПЛ живут по понятиям, а вопросы решаются на «стрелках». Сценарии – на любой вкус, главное, чтобы свои (например, ФК «Сочи» имени Ротенберга) не пострадали.
И тут вникать в подробности нет охоты, тем более что до истины не доберешься. Футбольные власти, столкнувшись с чередой проблем, пробили дно и продолжают погружение. А соль истории, как я думаю, - оценка действий президента РФС Александра Дюкова, который, разумеется, в доску свой. И готов ради своих сознательно и публично позорить российский футбол, спасая, в частности, нелепое сочинское образование. Заслуга Дюкова – легализация дикого решения, названного «договоренностью клубов». С параллельным запретом на критические оценки СМИ деятельности РФС, РПЛ и судей (у них тоже важная роль в сценариях сделок).
Хочется, конечно, пожелать футбольному сообществу избавиться от статуса стада баранов, но столько уже на эту тему сказано, что слова тратить жалко. Относительное благополучие этого самого сообщества основано на трусости, двуличии, жадности и умелой работе языком. Власти нравится, когда ее тщательно облизывают.
***
ВЭБ.РФ приобрел 77,64% акций московского футбольного клуба ЦСКА за 18 миллиардов рублей. Все довольны, все смеются. И никто не хочет думать о том, что буквально на наших глазах государство и футбол обзавелись еще одной совместной опухолью. Уродливое образование: частно-государственная контора, действующая в режиме абсолютной тайны и подотчетная лишь самому президенту.
Президент у нас – крепкий мужик, он за здоровый образ жизни. Поэтому государственный банк помогает обанкротившемуся «лучшему футбольному менеджеру страны» скупить долги. Вот было бы здорово, если бы глава ВЭБ, владелец самолетов, австрийских замков, лондонских вилл и московских квартир, на личные средства скупил бы долги 40 региональных клубов, которые уже не дышат!
Но это вряд ли. Как жили братаны за государственный счет, так и дальше будут жить. Мало нам ВТБ, который выкупил у Галицкого непрофильный для госбанка «Магнит» и выкинул за 10 лет 900 миллионов наших с вами евро на нужды безликого ФК «Динамо». Теперь на шее общества болтается удавкой британский офшор Гинера, а шеф ВЭБа Шувалов озадачен проблемой, как же ему в рамках безнадежно убыточной системы русского футбола создать «суперклуб», не вкладываясь в дикое точки зрения финансовых перспектив мероприятие лично.
Евгений Гинер – очень неглупый человек, он прекрасно адаптирован к требованиям системы. И он действительно достаточно умело руководит своим (теперь уже нет) клубом, если сравнивать его с большинством других «хозяев». Но главный управленческий инструмент Гинера – политико-административный (а значит, и финансовый) государственный ресурс, полученный благодаря дружеским отношениям в нужных сферах.
Так что как бы ни раскручивали его умения в СМИ, по сути своей деятельность Гинера есть позор для российского футбола. И безусловный позор для руководства страны, которое вот уже сколько лет подгоняет офшорному бизнесмену государственные компании в качестве непонятных «спонсоров».
Оттого и футбол у нас такой – в непонятном статусе. Вроде он есть, а как бы его и нету. Сколько, скажите, воспитанников уральского, татарского, тамбовского или башкирского футбола имели игровую практику в основных составах «Урала», «Рубина», «Тамбова» и «Уфы» (клубы взяты навскидку, бренды можно легко заменить, ничего в плане осмысления не потеряем) во времена правления Мутко, Фурсенко, Толстых или Дюкова?
И сколько при этом бездарных, ничего из себя не представляющих легионеров прошло через эти же клубы? Сколько государственных денег было потрачено на трансферы, зарплаты, подъемные? Сколько «отбито» и «откачено»?
Считать недосуг, да и смысл…
Так какие задачи решают клубы, живущие за счет государственного финансирования: готовят национальный резерв или занимаются обеспечением достойной старости африканских легионеров?
Формула ответа примерно такова: задачи по стрижке бабла в рамках полностью убыточных схем, которые одобряют высоко сидящие дядьки, умеющие выгрызать миллиарды у государства.

Элитка фигурного катания: лютая дамская перестрелка
В таком нежном и удивительном виде спорта, как фигурное катание, идут зарубы, которые никакому футболу не снились. Рейтинг истеричности, свойственный фигурке, - недосягаемая величина. Вот недавний скандал, участницами которого стали две великие женщины, настоящие леди: заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова и заслуженный мастер спорта, а ныне депутат Государственной думы Ирина Роднина.
Тарасова для начала обвинила Роднину в бесчеловечности (манипулирует человеком, которому диагностирован рак). Роднина подвергла сомнениям уровень адекватности тренера. Тренер, в свою очередь, обвинила депутата в дремучей отсталости от жизненных реалий, назвав ее «дурой законченной», которую жалко. Ну и так далее…
Можно было бы удивиться и огорчиться публичной войне кумиров, если не знать: такие вот перестрелки – норма для фигурной (и не только) элитки. Даже если заслуженные дамы являются доверенными лицами президента и входят в команду кремлевских агитаторов-пропагандистов.

Элитка баскетбола: прямые поставки шлака из США
Элитный баскетбольный комментатор Владимир Гомельский объяснил, с чем, на его взгляд, связан низкий уровень мастерства молодых российских игроков.
- Вы считаете, что развитию наших игроков с российскими паспортами мешают легионеры, - спросил он сам себя? - В детском и юношеском баскетболе РФ легионеров нет. А качество игры наших молодых баскетболистов все равно не растет – результаты наших возрастных сборных это подтверждают.
Тут скорее надо мотивировать детских и юношеских тренеров и селекционеров, чтобы работали по современным методикам обучения, лучше готовили смену. Посмотрите на наших лучших юниоров. Их мастерство недостаточно для игры в ведущих клубах и уж тем более в сборной страны. И это не их вина, а их беда.
Ребят откровенно не научили играть в современный баскетбол. Физические данные – отменные, а техническое и особенно тактическое мастерство отстает от того, которым обладают их сверстники из стран Европы. И хочу напомнить, что тренерам профессиональных клубов ставится задача победить, а не развивать баскетболистов с российскими паспортами…
Мэтр российского баскетбола, долгие годы играющий роль рядовой марионетки, - уж он-то знает, какие мысли и в какой момент нужно озвучивать! Как стелился, так и продолжает стелиться к ногам прохоровых/ивановых/ватутиных, могильщиков отечественного баскетбола. Нашел проблему в детско-юношеских школах, а о легионерском шлаке (преимущественно из США) и убогости национального чемпионата – ни слова.
Как и о том, что президент РФБ Кириленко – гражданин США, потому что найти в России компетентного и независимого отечественного специалиста на основе честных выборов не представляется возможным. Поэтому вот уже сколько лет мы с безразличием наблюдаем за планомерной деградацией отечественного баскетбола. А элитка яростно высасывает у государства бешеные бабки, чтобы отмыть их в мутных схемах через Лигу ВТБ…

Зачем швейцарцы гоняют лысого и что ответит президенту Путину президент Дюков?

В Швейцарии набирает обороты расследование, которое грозит стать самым громким за всю историю местного правосудия и прямо повлиять на судьбы мирового футбола. Теперь дорога ведет прямо в сердце швейцарской судебной системы: расследование парламентской комиссии на финишной прямой, 48-страничный доклад будет оглашен 12 мая в Берне под давлением партии швейцарских социалистов и общественности.
Процесс отстранения генерального прокурора пошел, его не остановить. Много крови потечет вниз по реке Ааре, и это неизбежно. Михаэль Лаубер, который недавно переизбрался на новый срок, будет наказан за ложь и нарушение Кодекса поведения. Он действовал противозаконно, допустив очевидный конфликт интересов в своей функции.
Не вызывает сомнений, что вслед за прокурором мгновенно будет запущен и процесс отстранения от власти президента ФИФА Джанни Инфантино, хотя широкой публике об этом пока известно немного. Большинство пороков, свойственных Инфантино, были не чужды и его предшественнику Йозефу Блаттеру, но за последние четыре года «земляк Джанни» ушел в мощный отрыв по уровню некомпетентности, непрозрачности, авторитаризма и коррупционности. Он, по сути, превратил руководство ФИФА в подконтрольную ему криминальную организацию.
Скандал вокруг президента ФИФА станет не только карьерным крахом для главного федерального прокурора Швейцарии Михаэля Лаубера, но и нанесет (да уже наносит) ощутимый удар по репутации руководства страны. Закулисные связи такого уровня беспрецедентны и для истории мирового футбола. Понятно, что Лаубер и Инфантино вынуждены теперь отчаянно цепляться друг за друга, пытаясь обесценить уничтожающие их карьеры факты.
Вот некоторые.
Июнь 2017 года, Берн, Nobel Hotel Schweizerhof. На тайной встрече, кроме Лаубера и Инфантино, присутствуют представитель швейцарской прокуратуры Андре Марти и Ринальдо Арнольд, школьный друг Инфантино, он же бывший прокурор кантона Вале, исполняющий роль посредника между властями и президентом ФИФА.
При этом стол накрыт на пять персон. Кто он, пятый участник саммита? Ответ есть: Седрик Реманд, перспективный во всех смыслах 33-летний прокурор, персонально курирующий футбол в целом и ФИФА в частности. Именно он расследовал дело о сомнительном контракте по продаже телевизионных прав УЕФА криминальным amigos из Аргентины. Кстати, бумаги со стороны УЕФА подписал тогдашний генеральный секретарь организации Джанни Инфантино.
Что характерно, супруга следователя Реманда с 2014 года работала в юридическом отделе УЕФА. Банальный вопрос: предотвращались ли явные конфликты интересов со стороны руководства генеральной прокуратуры Швейцарии?
Спустя несколько месяцев произошло еще более удивительное событие: неизвестный сообщил в прокуратуру о подозрительном двухмиллионном платеже от имени президента ФИФА Йозефа Блаттера в пользу президента УЕФА Мишеля Платини. Сигнал стал катализатором грандиозного скандала мирового масштаба. Оба верховных правителя вскоре были отлучены от футбола, зато «теневик» неожиданно для многих Инфантино открыл себе путь к вершинам футбольной власти.
Джанни уже сидел на троне (начало 2016 года), когда швейцарская прокуратура обыскала его прежнее рабочее место в штаб-квартире УЕФА в Ньоне и открыла разбирательство. Расследование вовсю шло и в июне 2017 года, когда Лаубер встретился с Инфантино в Берне...
Еще в 2015 году, за несколько месяцев до президентских выборов в ФИФА, Инфантино запросил у генерального прокурора Швейцарии секретную информацию. Запрос касался перспектив возможного судебного преследования в отношении действующего президента ФИФА Блаттера и Платини, который готовился объявить свою кандидатуру на высший пост.
По сути, все действия Инфантино уже тогда были направлены против двух прямых конкурентов. Кроме того, он был прямо заинтересован в том, чтобы выяснить, чем разбирательство швейцарской прокуратуры грозит ему лично.
Еще одну ложку дегтя в бочку со сладким медом добавляет бывший председатель комитета по этике ФИФА Ханс-Йоахим Эккерт, «вычищенный» из Большой конторы как раз при Инфантино. По его свидетельству, прокурор Лаубер и Ринальдо Арнольд, близкий друг Инфантино, встречались еще в июле 2015 года, то есть за восемь месяцев до того, как Инфантино занял пост президента ФИФА. Цель встречи: выяснить, является ли Джанни, который готовится начать предвыборную кампанию по выдвижению своей кандидатуры в президенты ФИФА, одним из субъектов коррупционного расследования?
- Я сам был прокурором в течение многих лет, и могу сказать только одно: есть базовые принципы, которые четко указывают на то, что протокол каждой встречи, которая так или иначе связана с профессиональной деятельностью, должен быть запротоколирован и архивирован, - заявил Эккерт.
***
Время, как известно, создано для того, чтобы все не происходило сразу. Президент ФИФА и генеральный прокурор Швейцарии подорвали репутацию своей страны. Только за последние четыре года в прокуратуре Швейцарии накопилось 25 коррупционных дел, но ни одно из них не было не доведено до суда. Пока все было шито-крыто, мало кто задумывался о том, чем может закончиться история отношений «друга Джанни» с «другом Михаэлем».
Сколько за эти годы у меня было встреч, переписок и переговоров с представителями швейцарской политической, правоохранительной и адвокатской элиты! Сколько разочарования и пессимизма на фоне стандартной циничной формулы: «Да ладно, не может быть, да что вы такое говорите, да вы же понимаете – это большая политика»…
В этом смысле «бомба» немецких и швейцарских журналистов, чьи бы интересы они ни представляли (кто-то же слил им важную информацию), - на пользу делу. Ведь публикации в СМИ тоже являются основанием для начала работы правоохранительных органов – как в форме возбуждения уголовных дел, так и в форме доследственных проверок.
Теперь расследование на финишной прямой. Президент ФИФА и генеральный прокурор швейцарской правоохранительной системы в нокдауне. Впрочем, удивляются этими историями только наивные. А те, кто в теме, могут вспомнить, что, например, история взаимоотношений «друга Джанни» и с «другом Виталием» также имел богатый и, мягко говоря, неоднозначный бэкграунд. То есть примерно так выглядит Джанни везде и во всем. Он продает футбол и оптом, и в розницу – как ему выгоднее в данный конкретный момент времени. По сути, речь идет о глобальном пересмотре футбольного миропорядка. А в основе увлекательного процесса – деньги, деньги и еще раз деньги, а не сама игра. Нынешних и будущих интересантов этого процесса объединяет одно: бабло. Вокруг бабла все и крутится. Причем здесь вообще развитие футбола?
***
На повестке и такой вопрос: зачем правоохранительная система Швейцарии позволяла столько лет держать себя за горло? В конце концов, проблема гораздо глубже, чем трудности и радости взаимоотношений власти с ФИФА. Речь идет о доверии к конституционному государству в целом. Так почему бы комиссии по расследованию не копнуть глубже и не задать несколько важных вопросов президенту ФИФА? Примерно таких:
- Как получается, что торговец футболом Джанни Инфантино постоянно оказывался выше закона?
- Что в таком случае представляют собой конфедерации и национальные ассоциации футбола? Кто их руководители? Как они приходят во власть?
- Как основной источник доходов ФИФА (чемпионат мира) влияет на коррупцию в футболе? Кто несет основные затраты, кто и как распределяет доходы от его проведения?
- Что это за «проекты развития футбола»? Зачем президент ФИФА хотел увеличить количество участников чемпионата мира?
- Что изменилось после ухода Блаттера? Возможны ли реформы внутри ФИФА?
Все эти вопросы – без ответов. Пока или вообще?
Отмечу на примере личного опыта такой интересный факт. В сентябре 2016 года господин Лаубер принимал участие в мировом саммите по этике и коррупции в ФИФА в Цюрихе. Тогда федеральный прокурор публично поддержал мой доклад по систематическим нарушениям норм и регламентов ФИФА (не только в РФС, но и во многих национальных ассоциациях). В том числе – по регулярному применению двойных стандартов со стороны Комитета по этике ФИФА.
После этого началась активная совместная работа, однако так сложились обстоятельства, что спустя четыре года федеральный прокурор Швейцарии, замешанный в сомнительных связях с президентом ФИФА, не только отстранен от работы, но и вынужден давать показания следствию…
***
В период затянувшейся коронапаузы как никогда показательной становится деятельность профсоюзов. Или ее отсутствие, что особенно характерно для ФИФПро – международной организации, которая должна защищать права игроков, а на деле изо всех сил стелется под ФИФА.
За более чем 12-летний период после заключения соглашения в подавляющем большинстве числе стран-членов ФИФА независимая система разрешения споров так и не создана. Иными словами, чуть ли не 90% профессиональных футболистов планеты Земля лишены права на защиту. Например, в случае несвоевременной выплаты клубом заработной платы (таких примеров сейчас как несложно догадаться, - пруд пруди).
В 2015 году ФИФПро подала в Еврокомиссию иск к ФИФА, связанный с пересмотром действующей трансферной системы. Однако в 2017-м без обсуждения и согласования со своими членами руководством ФИФПро данный иск был отозван – в обмен на заключение нового соглашения с ФИФА. Оно, это соглашение, полностью повторяет соглашение 2006 года, за исключение пункта, запрещающего профсоюзам и их членам (игрокам) участие в соревнованиях не под эгидой ФИФА.
Очевидно, что такая постановка вопроса не способствует улучшению ситуации с правами игроков как на мировом, так и национальном уровне. Оно направлено на поддержание монополии ФИФА, которая не только единолично определяет все правила взаимоотношений между субъектами футбола, но и сама же их нарушает, так как не обязывает национальные федерации футбола строго следовать законам.
Результаты международной политики профсоюзов прямо отражаются на России. Достаточно почитать высказывания наших элитных футболистов и тренеров, чтобы в очередной раз убедиться: рыба гниет с головы, а голова находится в амстердамском офисе.
Нам 30 лет внушали, что индивидуальные интересы доминируют над коллективными: этот принцип намертво усвоен как минимум двумя поколениями россиян. Чего же вы тогда хотите от футболистов, которые давно живут в своем мире, основанном не невероятной по уровню цинизма системе ценностей?
Сейчас самое подходящее время для того, чтобы ее, эту гнилую систему, хотя бы попробовать расшатать, а впоследствии – уничтожить. Чтобы не платить миллионы евро всем этим бездарным и бессмысленным кокориным с дзюбами, а вернуть долги врачам, которые рубятся за всех нас на передней линии фронта. Ведь главная статья сокращения диких расходов (иными словами, оздоровления российского футбола) очевидна: многомиллионные выплаты футболистам и тренерам, а также жесткий бан легионерам и пересмотр действующих контрактов в сторону их глобального уменьшения.
В кризисном периоде приоритет любого здраво устроенного государства – экономическая эффективность отрасли, основанная на подготовке конкурентоспособных на международной арене спортсменов, высокой посещаемости матчей, привлекательности для инвестиций и так далее. Поэтому когда придет время думать на правительственном уровне о методах спасения профессионального спорта (а оно обязательно придет), у руководителей федераций и лиг будут запрошены конкретные цифры: покажите-ка, товарищи спортсмены, насколько эффективны созданные и эксплуатируемые вами экономические модели?
Интересно, чем будут оперировать, готовя ответ на запрос, Министерство спорта, РФС и РПЛ? У них, собственно, одна реальная цифра на все случаи жизни: государство вбухало в футбол, то есть в нас любимых, около 15 миллиардов народных евро за 15 лет. Из которых футбол, то есть мы, «отбили» не более 3%. Поэтому дайте еще!

Идеальные паразиты: те, кто сосал кровь у государства, снова требуют от него помощи

С одной стороны – лютый цинизм, с другой – самая что ни на есть закономерная закономерность. Те, кто годами и десятилетиями сидел на шее государства и самозабвенно сосал из него деньги (нелишне уточнить: наши с вами деньги, рядовых налогоплательщиков) на личную красивую жизнь, теперь первые в очереди на спасение. Очередь эта длинная и разношерстная, всех просящих не перечислить, тем более что она ширится-растет быстрее заболевания. Но футбол здесь заметнее многих.
Бессмысленный и беспощадный русский футбол сейчас исполняет ту же мантру, что и в жирные времена, только в профиль. Популярная присказка обернулась былью, поэтому «если сегодня, когда на всех нас обрушилась беда, государство не спасет спорт номер один, завтра мы все умрем, и футбола в России просто не будет».
И ведь не поспоришь: не будет. Он высохнет и отвалится, как лишай. Потому что наш футбол – идеальный паразит. Он так давно привык получать (причем получать космически много), ничего не давая взамен, что нынешним поколениям «звезд» и их окружению уже и объяснять что-то бессмысленно. Они родились, выросли и существуют в параллельном мире, в котором используется совсем другая система ценностей, не совместимая с базовой общечеловеческой. И моральных ценностей, и материальных тоже.
Уверен, что и этот простейший посыл до них, по большому счету, не доходит: в условия экономической катастрофы (а мы именно к ней уверенно движемся) даже криво устроенное государство не захочет и не сможет принять на себя обязательства по спасению бессмысленного мыльного пузыря. Наши футболисты (в широком смысле, то есть все лица, причастные к разделу большого пирога) не готовы спускаться на грешную землю, по которой ходят простые люди с их бесконечными заморочками. Для условного форварда Смолова это просто немыслимо – лишиться контракта на несколько миллионов евро в год всего лишь потому, что у коровы иссякло вымя.
Но, оказывается, пересмотр приоритетов возможен, как бы ни удивлялся этому феномену наш ожиревший футбол.
Не исключено, начинает понимать государство, что в сложившейся ситуации важнее защищать людей, для которых спорт в целом и футбол в частности не является основной работой и источником получения прибыли. Оно, государство, встает перед выбором, кому в спортивной отрасли помогать, если помогать вообще: еле дышащим детско-юношеским школам, академиям, тренерам, спортивной науке, региональным федерациям – или привыкшим сытно кушать профессиональным клубам, которые не производят ничего (включая само зрелище под названием «игра в футбол») и ничем никому не обязаны…
***
Итак, государство (в данном случае – Минспорт) не собирается финансировать профессиональный спорт в том масштабе, в котором он несет убытки. Новый министр спорта господин Матыцин, нужно отдать ему должное, высказался по горячей теме вполне внятно. Получив, конечно, твердые установки с самого верха.
При этом футболу, честно говоря, гораздо проще, чем многим: он, надутый до несуразности, должен быть готов всего лишь умерить свои аппетиты, чтобы выжить в новых условиях и вернуться на арену жизни. Главная статья сокращения диких расходов очевидна: многомиллионные выплаты футболистам и тренерам, а также жесткий бан легионерам, которых сегодня в России пасется свыше 150 человек, а за последние лет 15 лет побывало несколько тысяч.
Перед вами – топ-15 самых высокооплачиваемых футболистов Российской премьер-лиги (данные из открытых источников). Ремарка для наглядности: самый нищий из этих 15, аргентинец Дриусси, получает примерно 7400 евро в день. Это почти 600 тысяч рублей, между нами говоря. В день, я подчеркиваю.
А бразильскому вратарю Маринато Гильерме, который не вошел в топ-15, в год положено денег примерно в 13 раз больше, чем среднестатистическому русскому работяге за 40 лет: 186 миллионов рублей против 14,5…
1. Малком («Зенит», Бразилия) – 8 миллионов евро в год
2. Ведран Чорлука («Локомотив», Хорватия) – 4,5 млн
3. Бранислав Иванович («Зенит», Сербия) – 4,1 млн
4. Максимилиан Филипп («Динамо», Германия) – 4 млн
5. Артем Дзюба («Зенит», Россия) – 3,6 млн
6. Андре Шюррле («Спартак», Германия) – 3,2 млн
7. Федор Смолов («Локомотив», Россия) – 3,1 млн
8-14. Дуглас Сантос («Зенит», Бразилия) – 3 млн
8-14. Гус Тиль («Спартак», Нидерланды) – 3 млн
8-14. Реми Кабелла («Краснодар», Франция) – 3 млн
8-14. Ярослав Ракицкий («Зенит», Украина) – 3 млн
8-14. Сердар Азмун («Зенит», Иран) – 3 млн
8-14. Жоау Мариу («Локомотив», Португалия) – 3 млн
8-14. Гжегож Крыховяк («Локомотив», Польша) – 3 млн
15. Себастьян Дриусси («Зенит», Аргентина) - 2,7 млн
Вот кого, оказывается, должно спасать в трудные времена наше государство. Иначе футбол умрет.
Но, блин, мне кажется, или разумно устроенное общество для начала должно сгенерировать совершенно другое решение? Оно на поверхности и не требует глубоких аналитических изысканий. Вот такое: сокращение количества легионеров в командах РПЛ и ФНЛ хотя бы вдвое. Плюс пересмотр действующих контрактов в сторону глобального уменьшения. Для этого не обязательно ждать решения РФС, в котором они зарегистрированы, их жирные контракты. РФС, в свою очередь, нельзя ориентироваться на ФИФА и УЕФА в ожидании мифических рекомендаций.
Нужно отстаивать собственные интересы. Разрешения на работу зарубежных специалистов всех видов, согласно законам РФ, выдают региональные правительства. А у нас, как известно, внутреннее законодательство превалирует над международным, разве нет? Они же, регионы, вправе прервать действии соглашений, учитывая неоспоримую ситуацию коронавирусного форс-мажора.
Сейчас не так важно закончить текущие соревнования (например, хоккей и баскетбол уже закрылись), как создавать платформу для будущего, то есть сохранить спорт высших достижений в целом. Чем раньше мы это поймем и чем раньше возобновим «оздоровленные» чемпионаты (пусть даже на каком-то этапе без зрителей) – тем проще будет дышать в дальнейшем. Принявшие новую реальность футболисты получат возможность тренироваться и игровую практику, граждане – следить за событиями посредством медиа, клубы – вести хоть какую-то деятельность.
В противном случае мы обречены смотреть чемпионаты Белоруссии и Таджикистана и следить за реакцией государства на просьбы о финансовой помощи «для сохранения футбольных клубов в России». А для клубов нет ничего хуже, чем состояние неведения и полного непонимания, что делать.
Однако вместо создания оперативной антикризисной рабочей группы руководство РФС раздает интервью о «подготовке ряда дополнительных мер поддержки – к тем, что уже действуют в стране и распространяются в том числе на клубы. Это предложение направлено в правительство».
Кто готовил эти предложения и в чем их суть, никто в футбольном сообществе не знает…
***
Руководители профессиональных российских клубов крутятся сейчас, как ужи на сковородке. И пытаются убедить своих футболистов в том, что им тоже стоит покрутиться, то есть подвинуться в запросах хотя бы на время. При этом понятно, что вопрос о сокращении зарплат футболистов носит не частный, а общественно значимый характер.
За обсуждением горячей темы вылезают из щелей недостатки системы в целом. Так, по идее переговоры игроков с клубами, как принято в цивилизованном мире, должны вестись с участием профсоюза. Но независимого сильного профсоюза в стране с авторитарной властью нет и быть не может: вертикали он вообще не нужен, один гимор от него. Поэтому толкования взаимоотношений между клубами и игроками основаны сейчас на рекомендациях РФС, которые точно не являются достаточной правовой базой.
На практике возможные споры футболистов с клубами, коль скоро не найдется консенсуса, будут решаться в CAS. Именно там и оценят все эти внутренние договоренности щедрых российских клубов со 150 легионерами. Если все делалось на уровне присланной «бумажки на русском языке», как в случае с перуанским форвардом «Локо» Джефферсоном Фарфаном, веселья мы получим предостаточно. Контракты, приложения к ним, зарплаты, оклады, премиальные, подъемные, фактические доходы и тэдэ и тэпэ – да профессора из CAS с ума сойдут в этой круговерти разбираться!
***
В чем главное отличие советской спортивной системы от современной, российской? Это очень интересный вопрос, и отвечать на него можно по-разному. Одно несомненно: в советское время спортсмены тоже относились к элите, их и холили, и лелеяли, и осыпали благами, но спорт не был объектом такой тотальной коррупции, как сегодня.
Истории с дикими контрактами Халка, Витселя, Чорлуки и далее по списку – очень показательные эпизоды истории «легомании» в России, в которую бесконтрольные и беспредельные хозяйчики наших топ-клубов погрузили отечественный футбол. При этом обществу внушают, что все эти сделки продуманы и обоюдовыгодны.
Однако лучший критерий истины – практика. За 30 лет «внушаловки» профессиональный футбол умер в 70 регионах нашей необъятной родины. В последние годы мы регулярно получаем еврокубковых люлей от болгар, венгров и прочих безнадежных середняков, которых раньше не замечали.
А сборная – это отдельная история, она чуть в стороне, через призму ее интересов происходящее в клубах рассматривать не стоит. Болельщикам клубов результаты сборной часто вообще по барабану. В сборной уже и играть-то некому, а без закулисных встреч с друзьями Инфантино и Чеферином мечтать не о чем.
Все, что остается простому российскому болельщику, - наблюдать за разборками (часто подковерными) пятерки-шестерки клубов на тему захода в еврокубки, где более или менее нормально платят. Тут есть интрига, тут можно кайфовать. А то, что десятками банкротятся и исчезают клубы в регионах, - это ерунда, мелочи жизни. Взаимосвязи между легоманией, ее финансовым обеспечением и банкротствами на местах дрессированная общественность, конечно же, не видит.
***
Кто сильно хочет, может успокаивать себя тем, что парализовавшая планету пандемия высветит не только наши трудности, о которых мы и без короны неплохо информированы.
В новых условиях можно как в лупу рассматривать системные проблемы, свойственные ФИФА, которые привычно лечились финансовыми припарками, - за счет средств от проведения чемпионатов мира. На самом деле разногласий между ФИФА и конфедерациями (в том числе УЕФА) более чем существенны. Никакая это, конечно, не семья, а в самом лучшем варианте – сожители.
Наше футбольное сообщество давно привыкло, что «высшие силы» так или иначе вмешиваются во все футбольные вопросы, а параллельно разучилось сопротивляться произволу, самостоятельно думать и принимать решения.
Во всех жизненных сферах наблюдается засилье некомпетентных чиновников, пришедших на свои места по знакомству или родству. Таким типичным представителям нынешнего высшего чиновничьего сословия, как Мутко, Фурсенко или Дюков (три последних президента РФС) не нужны строгие законы и порядок в делах. Им проще и удобней финансироваться «сбоку», что всегда могут обеспечить знакомые члены правительства, руководители дружественных госкомпаний и близкие губернаторы.
Вопрос о взаимоотношениях с государственной властью на основе внятных законов и договоров, на основе выработанных правовых механизмов финансирования государством футбола давно закрыт. Его «замылили» в незапамятные времена. Мы легко миримся с непрозрачностью финансовой деятельности клубов, лиг и РФС, нам неинтересны открытые бюджеты и четкая отчетность о расходовании выделенных средств. Никто не знает, как тратятся деньги федерации и клубов, во сколько обходятся гостиницы, аренды чартеров для клубов и сборной, сопоставима ли их цена с рыночными расценками на подобные услуги, платит ли федерация за подготовку сборных напрямую или через посредников...
Простой вопрос: а что если принципиально изменить ныне действующие формы финансирования футбольных клубов за счет средств таких компаний, как «Газпром», ВТБ, ВЭБ или РЖД? Если уж госчиновники так рьяно любят и поддерживают спорт, щедро выделяя деньги клубам, за которые болеют, - пусть платят из своих личных прибылей, из многомиллионных бонусов и «золотых парашютов»! Разве не справедливо? Это один из реальных рычагов, который может сработать и заставить коррумпированное чиновничество считать деньги (если кто-то вообще захочет считать свои, в чем есть огромные сомнения)…
***
Понятно, что за всем происходящим маячит тень Первого Лица, который вмешивается в дела футбольные (и спортивные, если взять шире) в крайних случаях, самолично решая, кого казнить, а кого миловать, кому дать обожраться, а кому – подохнуть. И пусть кто-то докажет, что в принятии такого рода решений нет политики. Что это, если не узурпация власти в руках небольшой группы? Что это, если не попрание всех принципов демократии в спортивной общественной организации?
Идем, как Шерлок Холмс, от частного к общему и понимаем, что выход один: президенты федераций и клубов, члены исполкомов и наблюдательных советов, меценаты и доноры должны в сложившейся ситуации изыскивать дополнительные источники дохода. Но, похоже, и здесь не обойтись без санкции Кремля.
В этом плане очень показательна биатлонная история. В СБР идет лютая грызня на всех уровнях. Здесь нашли отдушину и стрелочника: гоняют тухлыми тряпками президента Драчева, а он в ответ мычит что-то невразумительное, потому что рассказать о реальном финансовом и политическом положении вида спорта – не вправе. Ведь, по большому счету, проблема лыжников, стреляющих мимо, - не в его личных качествах, а в том, где и как им достать деньги!
Очевидно, что прохоровы, усмановы и им подобные меценаты не желают более вкачивать свое бабло в биатлонные, баскетбольные, хоккейные и футбольные веселухи. Ясно также, что президенту Путину уже не с руки выдавать звонки с целевыми указаниями. У него, нужно признать, заботы нынче посерьезнее, чем сохранение аппетитов спортивной элиты.
И еще одна грань новой реальности.
Сколько лет после Сочи, вместо того, чтобы наказать афериста Мутко и принести миру формальные извинения, мы рьяно занимались агитационной войной с ВАДА и МОК! Не жалея при этом миллионов евро на немецких, швейцарских и канадских адвокатов в безнадежных, пустых по своей сути говорильнях в CAS, усугубляя и без того густо замешанное мошенничество с базами данных.
А ВАДА, пока Россия пыжилась, последовательно наращивала мощь, укрепляла влияние, подстраивала под себя параметры АДК (антидопинговый кодекс) другие правовые нормы, ужесточала финансовые санкции по всем направлениям.
Теперь у тех, кто пыжился, забрезжила надежда: а вдруг коронапандемия, чтоб ей пусто было, позволит пусть даже с голым задом, но выскочить из водоворота, в который нас засасывает? А там, глядишь, повезет попасть под «реструктуризацию» как по допингу, так и по финансовым санкциям?
С паршивой овцы – хоть шерсти клок.

МОК, ФИФА и УЕФА нужно сбросить корону. Мировой спорт – под прессингом глобального кризиса

И, хочется верить, накануне глобальных перемен.

Перечислить все отмененные или перенесенные спортивные события просто нереально – проще сказать, что на спортивных аренах планеты Земля не происходит вообще ничего. И это будет чистой правдой. Но две позиции в бесконечном дефолтном списке стоят все же особняком в силу хотя бы своей масштабности: Олимпийские игры в Токио и чемпионат Европы по футболу. Их пока подвинули на лето 2021-го.
Тут самое время признать, как бы дико это ни звучало: нашествие коронавируса на мировой спорт может в итоге пойти ему на пользу. Может и должно. В привычном, «плавном» режиме функционирования на решение множества накопившихся проблем ушли бы годы и десятилетия, тогда как стремительная и результативная атака неведомой, невидимой, непознанной темной силы в состоянии обнулить их достаточно быстро и эффективно.
А в том, что мировому спортивному движению требуется принудительная перезагрузка, нет ровно никаких сомнений.
***
Протестные голоса против стиля правления главы МОК Томаса Баха и прежде были заметными в общем хоре, а теперь, когда само олимпийское движение находится под реальной угрозой, они становятся доминирующими. Имидж хранителя вечных ценностей Баху сохранить не удалось – хотя бы ввиду неприемлемой для многих топ-спортсменов позиции МОК в отношении погрязшей в допинговых скандалах России.
А сейчас от него требуют реформ. На прошлой неделе, например, главу МОК агрессивно атаковала Магдалена Нойнер, которая сформулировала совершенно новый уровень требований, подразумевающий реальное право голоса для спортсменов. Но нужно понимать, что реформа МОК – катастрофа для Баха и его окружения. Тем более в ситуации, когда голова его на плахе, а над плахой – петля. Обязательства, отложенные в лучшем случае на год, лишают президента права на маневр. Он – заложник чужих финансовых и политических интересов.
Вопрос только в том, чьи они, эти интересы? Общества в целом? Узкой группы «больших» спортсменов, делающих МОК имидж и кассу? Действующих за кулисами функционеров? Вложившегося в организацию Игр в Токио большого бизнеса? Кукловодов из поднебесных политических сфер?..
***
Потрясения, вызванные пандемией, обнажили и глубинные проблемы мировой футбольной системы. У Джанни Инфантино, самодержца во главе ФИФА, репутация и без того не идеальная, но он продолжает целенаправленно погружать и саму ФИФА, и входящие в нее конфедерации и национальные ассоциации в дерьмо. Это не вызывает никаких сомнений.
Первое лицо мирового футбола продает этот самый футбол и оптом, и в розницу, в каждой новой ситуации действуя не по закону, а по понятиям. Отсюда и растут ноги у системных проблем: не соблюдаются демократические принципы разделения власти, прозрачности и гласности избирательных процедур ассоциаций-членов ФИФА; игнорируется нейтралитет в вопросах политики и религии; активно используются методы политического вмешательства в процесс принятия решений; применяются двойные стандарты по отношению к национальным ассоциациям…
А в конечном итоге – подрывается авторитет и репутацию мирового футбола.
Как частный пример: несколько недель назад Инфантино встречался в Марокко с представителями 54 национальных африканских футбольных ассоциаций, и встреча эта прошла для швейцарца в высшей степени неприятно. Известный футбольный агент Мино Райола, например, заявил, что «Инфантино пришлось бежать из Африки, иначе его просто убили бы».
***
Современный профессиональный футбол работает по принципу гигантской пищевой цепочки: на верхних уровнях – жратва от пуза, чуть ниже – хронические судороги, на дне – вымирание. Это связано с тем, на мой взгляд, что в целом ряде вроде бы благополучных стран футбольные ассоциации «лежат» под политическим или финансовым истеблишментом.
Один из примеров – Россия, в которой процветает причудливо конфигурированная и тотально коррумпированная система с бесконтрольными расходами олигархов и государственных компаний. Но нужно понимать, что футбольная Россия – почти прямой слепок с образа ФИФА и УЕФА, «старших братьев», которые распоряжаются в своих хозяйствах без оглядки на холопов (в данном случае – на субъекты футбола разных уровней).
Вот пример с клубным чемпионатом мира – новым турниром, который ФИФА тоже вынуждена перетащить по срокам (должен был состояться летом 2021-го в Шанхае).
С первого захода Инфантино не удалось продавить выгодную ему финансовую схему, в которой нашлось место многим не очень понятным интересантам. УЕФА (основной поставщик клубов на этот турнир), разумеется, возмутился, потребовав огласить детали переговоров с китайцами и саудитами, но президент ФИФА в этой просьбе отказал, сославшись коммерческую тайну, соблюдения которой требуют будущие спонсоры.
Иными словами, ваше дело – играть и не рыпаться. О ваших денежках мы позаботимся сами…
Такого рода перекосы – норма футбольной жизни. Хотя не должны, не имеют права ФИФА и УЕФА считать приоритетом заботу о сливках общества, назначая всех остальных вторым сортом. В конце концов, главная их уставная задача – защита конкуренции (в том числе внутренней), основанной исключительно на спортивных результатах.
Очевидно, что вся эта история с изоляцией мирового спорта не может закончиться без вмешательства Евросоюза, который правомочен регулировать деятельность УЕФА и ФИФА, чтобы навести порядок на рынке. Но для этого необходимо сделать прозрачной всю систему управления ФИФА и УЕФА, вытаскивая на свет божий аферистов типа Инфантино, которые эти правила сами утверждают и сами же легко нарушают.
Вот для иллюстрации некоторые данные из независимого доклада глобального проекта «Финансовая честность и прозрачность в спорте» (FITS):
- только около 25% профессиональных футбольных клубов в высших лигах мира публикуют финансовые отчеты;
- только 39% стран, контролирующих клубную собственность, могут отслеживать конечного бенефициарного владельца;
- только 40% национальных ассоциаций являются финансово жизнеспособными без помощи ФИФА…
***
Международная федерация ассоциаций профессиональных футболистов (FIFPro) обеспокоена тем, что многие клубы, испытывающее невиданное финансовое давление, начали расторгать контракты с игроками. Или, как вариант, в одностороннем порядке урезали им зарплаты. Разумеется, FIFPro, реагируя на проблемы, ведет переговоры с национальными профсоюзами. Или хотя планирует их вести.
Хорошо, но с кем договариваться, например, в России, в которой нет и быть не может независимого профсоюза спортсменов, потому что те самые перекосы чувствуют себя в России замечательно? У нас ведь полноправными хозяевами клубов (соответственно, и футболистов) являются государственные компании или региональные князьки-губернаторы. Правда, в исполкоме РФС не один год протирает штаны представитель марионеточного профсоюза, демонстрирующий на словах собственную независимость от кого бы то ни было, но ведь одними декларациями сыт не будешь.
Тем более что толпам легионеров, которым Россия должна по контрактам сотни миллионов государственных евро, плевать как на профсоюзы, так и на Россию. В случае несоблюдения условий контрактов все 150 варягов завалят заявлениями Палату по разрешению споров ФИФА. Тогда как россияне, согласно действующему рабовладельческому регламенту, могут обращаться со своими проблемами только в национальную Палату по разрешению споров (вотчину РФС). А там с понятиями все в порядке, можно не сомневаться.
В авторитарно ориентированных странах с государственным финансированием профессионального спорта существование (вернее, деятельность) независимого профсоюза спортсменов просто невозможно. В странах бывшего СССР нет ни одного профсоюза, способного защищать права игроков и тренеров. Абсолютно все они лояльны к национальным ассоциациям.
Ну а чему, с другой стороны, удивляться, если существующая модель деятельности FIFPro и задачи, которые ставит перед собой эта уважаемая организация, абсолютно лояльна по отношению к ФИФА, УЕФА и далее по списку?
Соглашения с международными и национальными ассоциациями носят в основном декларативный характер и не позволяют качественно улучшить ситуацию с правами игроков как на мировом, так и на национальном уровне. Более того, они направлены на поддержание монополии ФИФА и УЕФА, которые не только единолично определяют все правила взаимоотношений между субъектами футбола, но сами же их и нарушают, не обязывая национальные федерации строго им следовать.
***
В свое время где-то за кулисами футбольной сцены был разработан финансовый регламент РФС, но он в итоге встретил свою смерть в мусорном ведре. Была написана программа по подготовке менеджеров, однако вопрос даже не был вынесен на исполком РФС. Был разработан проект закона «О мерах поддержки профессиональных спортивных команд за счет средств государственных компаний и бюджета субъекта Российской Федерации», а внести его на рассмотрение в Думу «забыли»…
Что имеем по итогу? 15 миллиардов евро народных средств – такова «стоимость» профессиональных футбольных соревнований в России за последние 15 лет. Сколько «отбили», пытаясь делать бизнес? Примерно 2%. Внушительную долю от оставшихся 98% вывезли из страны 1200 иностранцев, футболистов и тренеров, руководители российских клубов в связке с криминальными агентами.
Средняя зарплата в стране – 260 тысяч рублей в год. Средняя годовая зарплата футболиста РФПЛ – 55 миллионов. За эти деньги мы заняли третье (оно же четвертое) место на ЧЕ-2008 (подвиг!), не попали на ЧМ-2006 и ЧМ-2010, не вышли из группы на ЧЕ-2012 и ЧЕ-2016, провалили ЧМ-2014, вышли в 1/4 на ЧМ-2018. Ну и да, конечно, - выиграли два второразрядных турнира УЕФА. За это время около 600 тысяч российских детей не смогли получить качественное образование и не реализовались в профессиональном футболе.
Правде нужно смотреть прямо в глаза: приближенные к первому лицу кланы «зачистили» в спортивной отрасли всех профессионалов, избавившись в первую очередь от людей принципиальных. Шальные государственные деньги, заведенные в КХЛ и РПЛ, способствуют не развитию, а деградации хоккейной и футбольной отрасли. Подачки превратили многих знаковых ветеранов в послушное стадо, ожидающее у общего корыта очередной кормежки.
И винить тут некого, кроме самих членов хоккейного и футбольного сообщества. Они заслужили именно такое к себе отношение. Они сами выбрали этот путь. С такой спортивной «элитой» авторитарный режим может тратить сколько хочет, как хочет и на что хочет.
***
Что ждет мировой спорт в ближайшем будущем с правовой точки зрения? Если в общих чертах – попытки толкования чрезвычайных и неотвратимых обстоятельств, последствием которых является невыполнение условий контрактов. Столкновения в трактовке понятия «форс-мажор» - как в национальных, так и в международных арбитражах. И вселенский хаос, потому что есть очень большие сомнения в том, что мировой профессиональный спорт (в том числе и футбол) сможет выработать и принять согласованный антикризисный план по выходу из сложившейся ситуации.
Эта проблема в ближайшее время станет одной из главных. Но если, например, в американских лигах владельцы клубов и мощный профсоюз игроков сумеют как-то договориться (для них это вполне обыденная практика), то в европейском спорте ситуация совсем другая.
Применительно к нам прогноз еще более мрачный, ибо на территории бывшего СССР почти весь профессиональный спорт полностью убыточен. Он живет по принципу «черной дыры» - за счет государственных или спонсорских средств. А если режим изоляции продлится еще три месяца? Полгода? Год? Кем будет оплачиваться простой? На чей счет отнести издержки?
Но привычная поза страуса, характерная для холопского сознания, не позволяет ставить эти вопросы на государственном уровне. Наш спортивный бомонд привык считать (и справедливо, поскольку другого опыта у нас просто нет), что придет барин, всех рассудит и все решит.
Ну да, так и будет – придет и решит. Эта схема, кстати, отлично сработала в грандиозном допинговом скандале, который гораздо раньше коронавируса загнал российский спорт в яму.

В Италии «мочили» не Логинова, а российский спорт в целом. Это отвратительно, но закономерно.

Все, что случилось с нашим биатлоном на чемпионате мира в Антерсельве, насколько отвратительно, настолько же и закономерно. Не итальянских карабинеров нужно винить в бедах Александра Логинова и сборной России в целом. Не «доносчиков» из IBU. Не конкурентов, только и думающих о том, как бы нагадить этим русским.
Винить нужно себя.
В Италии мы всего лишь получили еще одно доказательство того, что система управления российским спортом глубоко порочна. Вдогонку ко всем прежним. Эмоции в данном случае только вредят делу. Точнее, мешают докопаться до сути. Но это – часть государственной политики, важный рычаг: докапываться до сути вам, оболваненные граждане России, совсем не нужно. Ваша задача – выкрикивать патриотические лозунги, махать флагами и ненавидеть врагов.
Потому что если не заниматься этими важными делами, говорить придется совсем о другом. Не о жалости и сочувствию к нашим так называемым «элитным спортсменам», а о масштабных жульнических операциях на государственном уровне.
***
Александр Логинов, ставший очередной мишенью для атаки, - безусловно, высококвалифицированный спортсмен. По сути, единственная на сегодня звезда отечественного биатлона. Но – с несмываемым клеймом, обрекающим его на пожизненное презрение со стороны мировой биатлонной элиты и на вечные подозрения со стороны регуляторов всех мастей. Увы, это так.
Так что повод для очередного скандала дали мы сами. В данном случае – личный тренер Логинова Александр Касперович, который работал на чемпионате мира, не имея на то никакого права, по чужим документам. Какой частью тела нужно думать, чтобы так подставить себя, спортсмена и всю страну – с учетом их прошлой совместной «судимости»? В голове весь этот бред не укладывается, честное слово…
Не дурость ли, когда личный тренер делает вид, будто к давней истории с ЭПО (чтобы было понятнее: эритропоэтин может попасть в организм только посредством инъекции, через шприц с иглой, случайности вроде невинного «обмена жидкостями» тут исключены) он не имеет ровно никакого отношения? Но выезжает в Европу за бюджетные деньги, заселяется в расположении сборной России и при этом гуляет по ВИП-зонам с аккредитацией другой страны?
Не бред ли, что аккредитацией, на которой попался Касперович, снабдил его Союз биатлонистов Украины (есть версия, что не бесплатно, но это уже совсем другая история)? И какое отношение к безумному фарсу имеет региональная Федерация биатлона Санкт-Петербурга, которая оплачивала Касперовичу командировку, хотя личных тренеров, как подразумевает их статус, должны содержать сами спортсмены? Кто-то ведь дал регионалам команду? Кто, зачем, на каких основаниях?
Не полный ли идиотизм, если вдуматься, что на главном старте года со сборниками работают конкурирующие «фирмы»: тренеры сборной и личные тренеры, у которых далеко не во всем совпадают методики подготовки, уж не говоря о более тонких материях вроде сложных личных отношениях внутри «биатлонной семьи»?
И дальше по логической цепочке: если финансируется участие в чемпионате мира личного тренера Логинова – как, где и за чей счет проживают (если проживают) на крупных соревнованиях личные тренеры Елисеева, Гараничева, Юрловой, Куклиной, Мироновой и остальных членов сборной России? Или им дорога в Европу закрыта за ненадобностью?
Зачем, в конце концов, вообще нужны личные тренеры на стартах, за итоги которых они не несут никакой ответственности? Комментарии раздавать? На официальный штаб сборной наезжать?
***
Так что нет ничего глупее, чем говорить о зависти к Логинову мировых лидеров, у которых экс-допингер отнял медали чемпионата на двух дистанциях. Их эмоции – всего лишь форма, но никак не суть, ибо поток разоблачений российских спортсменов в разных видах спорта настолько могуч, что недоверие и неприязнь к ним (это самое мягкое определение) неизбежны. Тем более что почти все они, включая Логинова, практикуют политику отрицания или глухого молчания. И, соответственно, выглядят в глазах мирового спортивного сообщества участниками системы применения допинга и фальсификациях баз данных, о которой не знают только слепой, глухой и ленивый.
При этом внутри страны Александр Логинов, разумеется, - невинно пострадавший герой. В числе его адвокатов – и члены команды, и тренеры, и руководство Минспорта, и верховная политическая власть, и даже, страшно подумать, сам Дмитрий Губерниев! При этом ответить по существу дела ни самому Логинову, ни Касперовичу, ни главе СБР Драчеву нечего. Зачем обвиняемым адвокаты, если они, обвиняемые, в принципе отказываются обсуждать тему?
Вот взял бы «голос русского биатлона» Губерниев (варианты – не менее медийные Соловьев или Фетисов) и при всем честном народе, громко и внятно, задал Логинову с Касперовичем главный вопрос: кто, где и зачем колол спортсмену ЭПО, будь он трижды неладен? Но «свой пацан» почему-то такие вопросы не задает…
***
Российский биатлон на международной арене превращается в «карлика». Процесс его глобальной деградации был запущен еще во времена Мутко, когда руководить популярным, набирающим вес и рейтинги видом спорта «поставили» миллиардера Прохорова и его прихвостня Кущенко.
В чем действительно преуспели на этом отрезке времени наши Бендеры, так это в творческой работе с чиновниками (тут, конечно же, не только о биатлоне речь, а о системе в целом). Дорогие подарки, бизнес-джеты, курорты, русские красавицы с пониженной социальной ответственностью…
Положа руку на сердце: у многих ли есть сомнения в том, что Россия действительно вела работу в международных федерациях с помощью подкупа должностных лиц (в том числе – в IBU)? И можно ли после громких коррупционных скандалов в IBU говорить о принципиальности, честности и неподкупности высшего руководства многих международных спортивных федераций?
***
Российский биатлон – модель отечественного спорта в миниатюре. Он находится в глубочайшем кризисе. Косметические меры вроде смен тренеров и руководства СБР, дурацких ссылок на неправильные шлифовальные станки и утяжеленные патроны – что мертвому припарка. Тело гнойника, на самом деле, угнездилось куда глубже.
Мы пожинаем многолетней государственной политики в спорте высших достижений, в основе которой лежит страшная правда: без приема допинга наверх не пробиться. Спортивные функционеры (кроме, редчайших исключений вроде Елены Вяльбе и Александра Тихонова) давно превратились в кастратов, которые судорожно ищут оправданий по частным проблемам.
Сошедшие со сцены и действующие атлеты в лучшем случае многозначительно молчат, хотя многие и многие факты, всплывшие по ходу антидопинговых расследований последних лет, прямо указывают на то, что их «прикормки» проводились по указанию руководства Минспорта с целью достичь медального превосходства. И российская спортивная элита, даже не ловленная на запрещенке, отдавала себе в этом отчет, потому что жить в обществе и быть свободным от него, как известно, нельзя.
Например, Мария Ласицкене, выдающаяся наша легкоатлетка, слава богу, абсолютно «чистая» - ну неужели она совсем ничего не знала о преступных схемах, принятых за основу в системе российского спорта? Отчего столько лет молчала – до той границы, за которой стали реальностью угрозы ее личному материальному благополучию?
В этой связи сильно сомневаюсь, что новое руководство российского спорта должно прислушиваться к яростным ультиматумам Марии. Ласицкене, как и многие другие из числа нынешних протестантов, должна понимать, что является составной частью системы. Исключений ни для кого не предусмотрено ввиду наличия юридически обоснованного принципа коллективной ответственности.
***
Что обещает нам ближайшее будущее? Боюсь, что ничего хорошего.
Наращивание веса ВАДА, которым пугают прогрессивную общественность, связано, прежде всего, с увеличением объема его полномочий и компетенций. Реальная власть в мировом спорте, хотим мы того или нет, принадлежит у ВАДА, и это нужно ясно понимать. Все изменения в антидопинговом законодательстве за последние два года – строго в пользу ВАДА. Главный мировой антидопинговый орган теперь реально доминирует и над МОК, и над международными спортивными федерациями.
Лишь на заключительном этапе всевозможных разбирательств возникает инстанция, способная ему оппонировать: CAS, Международный спортивный арбитраж в Лозанне, на который теперь молится спортивная Россия.
Но, трезво взвесив все обстоятельства, приходишь к выводу: наши обращения в CAS не обещают громких побед. Спор о существовании российской допинговой системы, на самом деле, давно решен: точкой отсчета следует считать сессию МОК в Пхенчхане, на которой были ЕДИНОГЛАСНО, всеми странами-членами МОК, одобрены доклады Освальда и Шмида. Именно после этого и было принято решение о спецдопуске наших спортсменов на Игры через комиссию Фурнейрон. Стоит отметить, что решения этих комиссий Россия в CAS не обжаловала, и они вступили в силу.
Так что разговор о доказательствах наличия российской допинговой системы, по сути, лишен практического смысла. Особенно сейчас, когда стоит задача отбиться от нового, не менее тяжкого обвинения: о фальсификации в базах данных.
***
Перспективы российских исков ничтожны, даже невзирая на отдельные прецеденты. Ведь у международной спортивной юрисдикции нет в инструментарии реального процессуального механизма сбора доказательств. Принципами оценки, таким образом, являются отсутствие презумпции невиновности, возможность коллективной ответственности и признание фактическими обстоятельствами доводы антидопинговых комиссий.
Кроме того, следователи ВАДА и CAS поднабрались опыта, у них теперь богатый опыт драк с «русской мафией». Это вам не благостные комиссии МОК, работавшие в белых перчатках.
Поэтому первым делом будет затребована возможность получения прямых показаний от группы государственных чиновников, отстраненных от должностей в Министерстве спорта и укрытых от внимания международной общественности. За все эти годы никто из них и носа миру не показал: ни Нагорных, ни Желанова, ни тем более Мутко. При новом рассмотрении «российского дела» в CAS следователи ВАДА обязательно восполнят этот пробел. Они, можете быть уверены, вцепятся в него мертвой хваткой. Имеют полное юридическое право.
Отдельной позицией станет требование обеспечить допрос легендарного «водопроводчика» Блохина – главного персонажа в сюжете с проделанной в стене сочинской лаборатории дыркой. Этот таинственный деятель зафиксирован не только на фотографиях Родченкова, но и видеокамерами. Простые вопросы о его биографии станут смертельными.
Как думаете, полная открытость процесса заседаний позволит нашим адвокатам разоблачить козни недругов? Навалимся на злобных врагов и поборем их в толковании всяких там хартий? Выиграем борьбу за мировое общественное мнение? Сумеем потушить Родченкова, Степановых, Соболевского, Митягина с помощью нашего главного аргумента, отличного работающего на внутреннем идеологическом фронте: предатели, подлые лгуны, враги России?
Найдем, наконец, что ответить в открытом (еще раз подчеркну этот термин) диспуте на главные вопросы:
Уничтожались ли пробы?
Фальсифицировались ли базы данных?
Принимали ли участие государственные структуры в организованной системе применения допинга?
Какова истинная роль в драме российского спорта спортивных функционеров и государственных чиновников?

Добро пожаловать в ад, неуважаемые спортсмены! А жулики и дилетанты посмотрят на вас со стороны

Решение исполкома ВАДА от 9 декабря означает, что российский флаг, имя и гимн не появятся на ОИ-2020 в Токио. Теперь это официально: четырехлетний запрет.

Это наказание, как многозначительно подчеркивается в приговоре, относится только к тем спортсменам, которые так или иначе, хотя бы самым краешком, были замешаны в государственном допинг-скандале. Кто бы и как ни был в него вовлечен – в бан. Без вариантов. Кроме того, Россия может быть лишена возможности принимать чемпионаты мира по олимпийским видам спорта.
Ну что ж, цветочки отцвели, начался, как и предполагалось, сбор ягод: на услужливо подставленную нами шею набросили петлю и душат теперь спортивную Россию, не ослабляя хватки. Вопрос, по сути, в частностях: оставят на обочине мирового спортивного движения бездыханное тело или позволят все же немножко подергаться?
Он висит в воздухе. Мы на него больше не влияем. Мы можем только сотрясать воздух. Мы утратили все возможности как-то воздействовать на развитие ситуации, зато получили еще одну – наверное, последнюю – возможность понять, в какую адовую ситуацию вляпался российский спорт, ведомый шайкой дилетантов.
Россия при этом ведет себя, скажем так, странно. Странно в том смысле, что избранная линия поведения – абсолютный тупик. Что, например, мешает высшему руководству не просто отстранить, а примерно наказать Виталия Мутко, организатора глобального допингового мошенничества? Куда испарились многие другие фигуранты дела – Нагорных, Желанова, Родионова, Великодный, Авалян?
Главный для нас вопрос, лежащий в юридической плоскости: будем ли жаловаться в CAS (для подачи апелляции есть 21 день – вернее, был, сейчас времени уже гораздо меньше), на что именно и на каких основаниях? Если этого не случится, что вряд ли, обвиняющей стороной станет ВАДА.
Принципиально важно: процесс будет открытым, за ним в режиме реального времени будет следить весь мир. Этого погрязшие в беспределе спортивные чиновники боятся как огня. Санкции – самое суровое наказание для российских государственных органов, обвиненных в подделке базы данных московской антидопинговой лаборатории.
«России была предоставлена возможность привести свой дом в порядок, но вместо этого она решила продолжать придерживаться позиции обмана и отрицания», - заявил президент ВАДА Крейг Риди. Так и есть: Россия ожидаемо не покаялась, хотя на ней уже пробы негде ставить. Виновные не только на наказаны, но и не найдены, ибо борьба с коррупцией в авторитарном государстве – чистая метафизика. По итогу: спортивная Россия – объект всеобщего презрения.
Даже ребенку понятно, что фальсификация базы, переданной экспертам ВАДА, могла быть проведена только при соучастии «специалистов» из Следственного Комитета РФ (читай – по распоряжению Кремля), который опечатывал лабораторию. Действующий состав РУСАДА был от процесса полностью отстранен, наш ответ «мировому злу» готовили невидимки.
***
Пока все идет к тому, что кремлевские «эксперты» намерены еще туже затянуть петлю. Они по-прежнему уверены в том, что убийственной фактуре стороны обвинения можно противопоставлять невнятное бормотание.
Что станет основными доказательствами против России в CAS?
Антидопинговый Кодекс (статья 3.2.) говорит о том, что факты, относящиеся к нарушению антидопинговых правил, могут быть установлены любыми надежными способами. И раскрывает некоторые разновидности этой практики: не только признания спортсмена, но и заслуживающие доверия признания третьих лиц, а также документальные свидетельства.
В данном случае в наличии полный пакет: сами многочисленные информаторы, представленная ими база данных, документальные подтверждения мошеннических действий, препятствующих объективному расследованию.
Театр абсурда: министр Колобков объявляет, что «у РУСАДА есть все возможности обжаловать решения ВАДА». Иными словами, министр предлагает шефу РУСАДА Ганусу идти с жалобой в CAS, понимая при этом, что Ганус в динамике развития скандала занимал и занимает четкую позицию: он, по сути, в каждом своем заявлении подтверждал нашу виновность и требовал установления виновных. Адресат, так получается, как раз министр Колобков, при власти которого случились все эти лютые фальсификации. Характерно, кстати говоря, что ни Минспорт, ни ОКР, уж не говоря о более высоких и более секретных инстанциях, ни разу не позвали главу РУСАДА на совещания по поиску выхода из сложившегося положения.
Кому же быть в CAS стороной дела? Очевидно, что решение ВАДА затрагивает все федерации по видам спорта, поэтому, по логике, идти в суд должна объединяющая их головная организация – ОКР.
У нас есть достаточно свежий взаимодействия (а если смотреть правде в глаза – бездействия) с CAS. Например, заключение комиссии Макларена не обжаловано, а это значит, что, согласно нормам АДК, российские спортсмены лишена медалей. Заключения комиссий МОК Шмида и Освальда также не обжалованы. Они были оглашены на конгрессе МОК в Пхенчхане и одобрены конгрессом единогласно, Россия оказалась в полной спортивной изоляции, после чего пошла работать комиссия Фурнейрон, установившая специальный допуск для наших спортсменов. И снова Россия не обжаловала это решение в CAS, послушно оплатив затраты на расследование, а руководство Минспорта по сей день собирает прошения с просьбами допуска россиян на чемпионаты мира…
***
Кремль регулярно заявляет, что политика не должна вмешиваться в дела спортивные. Согласимся, конечно же, отметив для себя, что именно Кремль на протяжении последних двух десятилетий, не скрываясь, регулирует деятельность спортивных федераций, что само по себе противозаконно. Высокие назначенцы по-прежнему отвечают только перед Царем, который по-прежнему своих не сдает, а российские СМИ по-прежнему игнорируют обсуждение самой сути вопроса, спекулируя на патриотизме.
История с допингом, кроме всего прочего, наглядно демонстрирует, насколько некомпетентны и беспринципны помощники Путина, отдающие кураторство столь тонкой сферы, как спорт высших достижений, бывшим министрам транспорта и природных ресурсов, а не профессионалам. Понять это, честно говоря, невозможно. Как невозможно и оценить эффективность работы чиновников, которые просто не способны подготовить ни одного внятного аналитического документа или сформулировать сколько-нибудь дельные предложения по модернизации спортивной отрасли.
Непрофессиональное отношение государства к важнейшей сфере жизни общества, отсутствие квалифицированного анализа, назначение некомпетентных лиц на ключевые должности, ни намека на эффективный механизм взаимодействия между государством и спортивными общественными организациями, бесконтрольный расход средств со стороны госкомпаний и бюджетов регионов на содержание клубов и элитных спортсменов, отсутствие приоритетов в развитии, отсутствие обратной связи со спортивной общественностью – все это не позволяет и самому президенту адекватно оценить причины хронических провалов российского спорта на международной арене.
***
Вот где корень зла. Значит, максимум, чего можно добиться, - констатации самого факта коррупции, а о противодействии ей и речи быть не может. Поэтому многочисленные наследники Мутко вынуждены извиваться ужами, и выглядит это отвратительно.
При этом нынешний министр спорта Колобков, к телу которого допускаются исключительно «удобные» журналисты, не получил от них главного вопроса: кто же мошенничал с базой данных? Его главный аргумент: никаких доказательств, кроме голословных утверждений, у наших врагов нет.
Но Колобков – продукт системы, какой с него спрос? Ни смысла заглубляться в оценку его личности нет, ни тем более желания. Не будет Колобкова – поставят какого-нибудь Пирожкова, ибо других спортивных руководителей у России по определению быть не может. Отсюда – и допинговая система, и коррупция, и неэффективное использование средств налогоплательщиков, и загубленные поколения спортсменов, которым не дано получить качественное спортивное образование и реализоваться в спорте. И, как, следствие, - отсутствие результата. Такая дремучая политика процветает в России не один десяток лет.
«Санкции – жесточайшие, несправедливые, вопиющие и убийственные для российского спорта», - заявила, реагируя на решение исполкома ВАДА, олимпийская чемпионка, член комиссии спортсменов МОК Елена Исинбаева.
Браво, Елена Гаджиевна! Ее интересует, надо ли обжаловать решение исполкома ВАДА в CAS или нет? При этом, как и Бах, она внушает нам, что оно – жесточайшее. А нельзя ли вместо трансляции стенаний, от которых и без того тошно, сообщить, как именно проходило обсуждение «российского вопроса» этой самой комиссией спортсменов? Какие и кем высказывались мнения, что говорила и предлагала сама Исинбаева? Понятно, что оспаривала обвинения в фальсификации, но какими оперировала аргументами? Какова была реакция комиссии, какое решение она вынесла и как голосовала? Особенно с учетом того, что комиссия спортсменов ВАДА считает решение исполкома позорной уступкой России, а Баха – российским лоббистом, тогда как комиссия спортсменов МОК, наоборот, поддерживает Баха и Россию.
***
Пока суть да дело, на свет божий выпустили одного из российских экспертов, работавших с ВАДА: заместителя директора ФГАНУ «Центр информационных технологий и систем органов исполнительной власти» Юрия Силаева. По его словам, как только наши эксперты начали показывать технические доказательства, «эксперт ВАДА просто испугался, встал и ушел». Но главное в его рассказе – отношение ВАДА к нашим экспертам. Их доводы и рассуждения прерывались, им объявляли, что «это не обсуждение, а всего лишь ознакомление российской стороны с результатами расследования». То есть, по отдаленным аналогиям с УПК, предъявление обвинения и ознакомление обвиняемого с материалами.
Нужно признать, что такой подход абсолютно правилен с позиций действующих норм АДК, ибо дискуссии с «обвиняемым» на стадии расследования не предусмотрены, свои права на защиту он может реализовывать лишь в CAS. Правда в АДК имеется ст. 8, которая говорит о необходимости обеспечить «беспристрастные слушания справедливой и беспристрастной комиссии», но далее начинаются такие дебри толкований, что конца-края им не видать.
Сейчас ВАДА лоббирует новый указ о глобальном допинг-преследовании, который в настоящее время готовится в Вашингтоне. Успехи государственного расследования в отношении ФИФА – с одной стороны, и фарс с разъяснением российского допингового скандала – с другой, подтолкнули американских политиков к тому, что допинг следует преследовать именно на государственном уровне. Законопроект уже принят Конгрессом США. Допинг – не болезнь спортсменов, которую можно «вылечить» с помощью тестов. Как правило, за ними стоят теневые дельцы (в нашем случае – государственная система).
Таким образом, закон нацелен на крупные международные мероприятия с участием американских спортсменов, компаний или фондов. В законопроекте предусмотрены штрафы до одного миллиона долларов и лишение свободы на срок до 10 лет для всех, кто участвует в допинг-системе.
***
Главной для нас проблемой на международной арене остаются два требования ВАДА. Одно из них – процессуальное, другое – сущностное. Во-первых, нужно дать мотивированные объяснения по всем комиссиям МОК. Во-вторых, признать участие теперь уже «институциональных» государственных структур (к Минспорту добавился еще Следком). Создать эффективную экономическую, спортивную и медийную модель на понятийной основе управления федерациями и лигами не удалось. Это просто невозможно.
Если мы обжалуем лишь вопрос о флаге, но не затронем главного – обвинения в фальсификации базы данных, - значит, признаем справедливость обвинений. Если же отрицаем фальсификацию – значит, вытаскиваем тему обсуждения мошенничества с базой данных, находившейся под колпаком Министерства спорта и Следственного комитета. Сам министр спорта хочет сидеть в лопухах и наблюдать за дракой со стороны.
Нужно установить конкретных исполнителей фальсификаций, понять, от кого шли установки. То есть, в первую очередь, получить объяснения от экспертов Минспорта и сотрудников лаборатории: только эти лица имели допуск к базе данных и персональным компьютерам. Одновременно объяснения должен дать и СК, поскольку именно он «охранял» лабораторию и курировал вопросы секретности в связи с расследованием. Кто бы ни пошел от России в CAS, тема установления личностей фальсификаторов будет доминирующей.
***
Но обсуждать сегодня надо не столько Мутко, сколько тех, кто не справился с поставленной задачей: вывести спортивную Россию из допингового скандала, чего прямо потребовал от новых руководителей Минспорта и ОКР президент Путин. Где-то там, наверху, давно обитает еще более важный и еще более ответственный за лютый провал фигурант: советник президента Игорь Левитин, координирующий работу Министерства спорта, ОКР и государственных структур. Глупейшее включение в процесс силовиков – прямой отсыл к высокопоставленному советнику, который не желает понимать, что существует азбука международной спортивной юрисдикции: ВАДА и МОК плевать хотели на всевозможные внутринациональные «расследования».
В глобальном смысле пути решения проблемы понятны: нужно отодвинуть государство на безопасное расстояние от федераций в частности и профессионального спорта вообще, тем более что об эффективном взаимодействии и речи нет. Юридически, это закреплено: федерации являются общественными организациями. По факту же Кремль (руками Минспорта) командует ими как сержант солдатами. В рамках действующей системы это в целом логично, ибо именно государство дает федерациям деньги в обмен на право бесконтрольной власти.
Но развитие спорта в экономически неблагополучной стране на рыночных основаниях не то что сложно, а попросту невозможно. Это в развитых странах спорт высших достижений – объект коммерции, а у нас он, прежде всего, - социальная функция. Российский профессиональный спорт перекормлен деньгами налогоплательщиков, идущими не на развитие детского и юношеского спорта, не на эффективную систему подготовки резерва, не на реанимацию научно-методического обеспечения тренеров и специалистов, а на трансферы и зарплаты.
Ставить профессиональный спорт с толпами легионеров выше медицины, образования или ЖКХ – наглость и идиотизм. А выплаты спортивной элите огромных миллионов за медали в социально неблагополучной стране - просто подлость.
***
Здравый смысл диктует: высшее руководство страны должно понимать, что если речь идет о развитии, спортивные федерации никак не могут находиться под тотальным контролем государства, потому что это не министерства, не нефтяные вышки, не воинские части, а общественные организации. Что «шлюзы» необходимо открыть, и тогда спортсмены, тренеры, клубы, лиги осознают: будущее зависит, в сущности, от них. Их голоса слышны, а мнения значимы. Только на таких принципах может развиваться спорт, других просто не существует. Ответ, опять же, надо искать в пороках политической системы, которая уродует и без того уродливые вертикали спортивной власти, низводя институт демократии в федерациях до полного ничтожества.
Коль скоро так сложилось, что пульт управления находится в руках политической власти, она должна повысить свой профессиональный уровень, ибо организация спортивного хозяйства – сложнейшая наука. Но у Путина как не было, так и нет квалифицированного советника по спорту, хотя это очевидная необходимость. Президент создал Государственный совет по спорту, в рамках которого спортивная общественность могла бы напрямую общаться с первым лицом государства, совместно определяя пути развития. Но и там один треп…
***
А по сути ведь все очень просто: надо пресекать тотальное лицемерие, на корню выжигать холуйство, а возможность честно высказаться по важным вопросам должна стать нормой. Только демократические процессы позволят вывести российский спорт на новый уровень.

Задержки и «отмазки» случились неспроста. К чему приговорят спортивную Россию?

23 октября состоится заседание Комитета ВАДА по соответствию. Без малейшего пафоса – судьбоносное для России.
Данные Московской антидопинговой лаборатории, переданные ВАДА под давлением, в режиме внезапно приключившейся лихорадки, получат публичную оценку. Речь, напомню, идет об огромном количестве «поправок», которые наши деятели внесли (или все-таки не внесли?) в протоколы проверок, прежде чем передать информацию ВАДА. На кону не просто участие российских спортсменов в Олимпийских играх в Токио, но и будущее отечественного спорта в целом.
За последние четыре года уровень понимания масштабов допинговой проблемы мировой и российской общественностью вырос в разы. Поэтому папаша Мюллер, пожалуй, произнес бы сакраментальное: «Штирлиц, это провал».
***
Три года назад российские спецслужбы умудрились прощелкать глобальную проблему, упустив побег из страны целой группы своих, скажем так, недругов-соотечественников, владеющих суперсекретной информацией по бедовой допинговой теме. За океан, помимо звезды планетарного масштаба Родченкова, сбежали два его заместителя – Митягин и Соболевский, весьма продвинутые в области спортивной фармакологии люди, имевшие прямой доступ к российской базе LIMS, что позволило им получать полную информацию, даже находясь в США.
После побега «группы Родченкова» Следком опечатал Московскую лабораторию, полностью закрыв допуск к ее данным. Чтобы разобраться с «грязной» Россией (для ее же пользы, дабы «чистые» атлеты получили возможность выступать под бело-сине-красным, а не под белым флагом), ВАДА и МОК нужные им данные, разумеется, затребовали. При этом нужно понимать, что ВАДА и МОК руководствуется исключительно международными нормами спортивной юрисдикции. Наши Следкомы, прокуратуры, суды, комиссии и прочие инстанции, а также их внутренние расследования, постановления, судебные решения и заключения, ставшие орудием пропаганды и не более того, интересуют их в самой малой степени.
Базу после целой серии затяжек и «отмазок» Россия передала. Но у экспертов возникли подозрения – очень похоже, что обоснованные, - в том, что задержки и «отмазки» случились неспроста. Главный вопрос международная экспертиза формулирует предельно просто: когда конкретно осуществлялись (если осуществлялись) изменения в базе и кто имел к ней доступ?
***
Есть, очевидно, лишь два возможных варианта несовпадения данных по пробам: формальная ошибка по неосторожности и умышленная фальсификация. Во втором варианте ВАДА, понятное дело, «забудет» про вину своих нынешних информаторов и укажет карающей дланью на органы российской власти.
У нынешнего руководства РУСАДА (в частности, у гендиректора Юрия Гануса) чистое прошлое. Он не занимался фальсификациями, что очевидно для всех, кроме наших попавших в очередной переплет властей и людей совсем уж недалеких. Гануса, который не намерен держать язык за зубами (и ведь не держит), прессуют теперь и министр спорта Колобков, и президент ОКР под прикрытием советника по спорту при президенте страны Левитина, и стрелки масштабом помельче.
Ганус в каком-то смысле сам себя загнал в капкан: поехал на конференцию, организованную ВАДА, а там от журналистов не убежишь. Как эти ребята умеют воспроизводить и дополнять сказанное игрой слов и своими смыслами, известно, а судиться с «Нью-Йорк Таймс», которая опубликовала скандальное интервью с Ганусом, себе дороже.
При этом, по сути, глава РУСАДА высказал правильное предположение на тему «ради кого могла фальсифицироваться база» (https://www.golos-ameriki.ru/a/russia-accused-of-altering-drug-test-results/5124215.html?fbclid=IwAR36AC8uAx2kAi-nAKY5KfXDjiThGGN3UYxg7_veVH2tGI_QH_ZRVS2kHi4).
Если коротко, в интервью NYT глава РУСАДА подтвердил подозрения международных спортивных чиновников: «Россия изменила результаты тысяч проб на допинг неуказанного числа своих спортсменов». В интервью на конференции в Колорадо Юрий Ганус дал понять, что результаты проб скрывались или подменялись для защиты репутации или положения бывших ведущих спортсменов, которые сегодня занимают государственные посты или являются высокопоставленными спортивными чиновниками в России.
***
При этом, что очень характерно, никто не ставит вопрос об уровне компетентности главы РУСАДА, получившего должность на конкурсной основе. А давать или не давать интервью, и если давать, то кому именно – по большому счету, личное дело Гануса. Он считает, что бегать от журналистов недостойно для представителя огромной спортивной державы, тем более, когда в ее адрес поступают столь серьезные обвинения.
Многие упрекают Гануса в слишком частых контактах с прессой. «Патриотически» (именно так, в кавычках) настроенной публике куда больше нравятся штампы в авторстве министра Колобкова, которые по сути своей и есть те самые «отмазки». Было бы как минимум странным требовать от РУСАДА, не имеющего никакого отношения к лаборатории и работающего в контакте и под контролем ВАДА, штампов имени Колобкова, который возглавляет сейчас структуру, породившую во времена речника Мутко гигантские проблемы для «чистых» российских спортсменов.
Понятно, что Ганусу в ВАДА никто не выдаст фамилии наших потенциальных допингеров раньше положенного срока: нормы о защите персональных данных контора соблюдает строго. Но у западных журналистов, в отличие от наших, руки не связаны, рты не заклеены, от них просто так не отвяжешься – отсюда и предположения в достаточно общем виде, которыми оперирует глава РУСАДА.
Колобков делегировал право отвечать на вопросы, поставленные перед спортивной Россией ВАДА, избранным экспертам. Если выяснится, что они, эти эксперты, фальсифицируют данные или уклоняются от ответов на поставленные вопросы, Колобков обретет новый статус – статус одного из действующих лиц фарса, ведь грубейшие нарушения (речь о возможных подлогах в базе) случились уже в период его правления.
А возможно и еще одно обвинение: укрывательство и воспрепятствование расследованию с помощью привлечения мошенников-экспертов и пропагандистов уровня экс-звезды легкой атлетики Елены Исинбаевой («Отстранят ли нас от Олимпиады? Я по жизни оптимист, буду верить в лучшее»). Верить вы, Елена Гаджиевна, можете во что угодно. Важнее другое: что конкретно вы делаете для защиты российского спорта, какую позицию занимаете, будучи членом комиссии спортсменов МОК?..
Понятно, что ВАДА не вправе наказывать Следственный комитет, который, может так случится, будет назван прямой «крышей» для жуликов. Зато ВАДА и МОК могут полномочны оценить действия министра Колобкова и превратить его в изгоя, как случилось это не так давно с Мутко и бывшим главой ОКР Жуковым, которых Кремлю в итоге пришлось сбросить с постов.
***
«Ганус должен защищать наших спортсменов» - комментировать эту дремучесть нет смысла. Авторы призыва просто не знакомы с уровнем функционала и пределами компетенции РУСАДА. Важнее понять, кто реально сегодня защищает интересы российских спортсменов? И на что направлен главный вектор: на обеспечение интересов действующих «чистых» атлетов или на защиту запачканных допингистов. Именно тут – главный, но не оглашаемый конфликт.
Интересы первых реально отстаивает именно Ганус, который хочет обеспечить официальное участие наших атлетов во всех соревнованиях. Интересы вторых в публичном пространстве представляют Павел Колобков (Минспорт) и Станислав Поздняков (ОКР). Лично они в организации системы допинг не виноваты, но что поделать – статусу верных слуг царю и Отечеству нужно соответствовать. Стало быть, их главная задача – «заиграть» прошлое.
Но развитие событий по исследованию базы очевидно: ВАДА и МОК не дадут начать историю с чистого листа. Наши чиновники могут, конечно, «завалить» Гануса, но не слишком ли высокая цена – обязать весь российский спорт расплачиваться за черное прошлое?
***
Напомню, что персональное поручение «решить проблему допинга» министру спорта и президенту ОКР (Колобков + Поздняков) дал на Госсовете по спорту лично президент России. Цель благородная: вернуть нашим спортсменам флаг и гимн, избавить их от позорного клейма «индивидуальный допуск». С той поры прошло два года. Какие меры приняли Колобков и Поздняков? Насколько они эффективны? Выработана ли единая стратегическая линия для действий в заданном направлении Минспорта, ОКР и РУСАДА? Как координировались совместные действия?
Трудно, невозможно представить, чтобы у наших спортивных чиновников, пусть даже самого высокого уровня, была в данном случае свобода действий. Вопрос – политический, острый, задевающий самые разные интересы правящей элиты. Понятно, что он курируется Администрацией президента и лично Игорем Левитиным (работает советником с 2012 года, то есть именно под его приглядом спортивная Россия прожила самый активный допинговый период), который формирует позицию президента страны по ключевым спортивным вопросам. И, соответственно, спускает вниз руководящие установки с грифом «К исполнению».
Молодцы, ребята! Других путей избавиться от проблемы нет и быть не может. Левитин, Поздняков, Колобков, Шляхтин (глава ВФЛА) и их подручные ничего по факту не сделали для того, чтобы вернуть России флаг и гимн. Их стратегическая линия – затащить безымянных болванчиков в российский суд, который, конечно же, вынесет «правильное» решение. Юрист ОКР госпожа Бриллиантова – во всеоружии. В очереди потенциальных обвинителей – представители отечественной спортивной элиты, у которых душа болит за угнетаемую врагами Родину, и тысячи ботов и троллей в безвоздушном информационном пространстве.
Стоит напомнить, что Александра Бриллиантова долгие годы представляла Россию в CAS (Международный арбитраж в Лозанне), в том числе и по допинговым делам, но мы терпели там неудачу за неудачей. Страна выбросила на ветер десятки миллионов евро, обеспечивая довольствием неэффективных адвокатов. В разгар допингового скандала госпожа Бриллиантова была редким гостем в публичном пространстве: вы не найдете ее выступлений на тему враждебных происков.
А тут вдруг материализовалась, озаботившись деятельностью нового руководства РУСАДА, но избегая при этом ссылок на нормы Международного стандарта по тестированию. Вещает о необходимости «гибких» подходов, не хочет понимать разницу между понятиями «может» и «должен» в случаях отбора проб, которые проводились и продолжают проводиться в рамках тестирования без предварительного уведомления…
***
Механизм обжалования принятых «врагами» решений существует: обращение в CAS. Все остальное – треп. Как осуществлялась защита российских спортсменов в CAS?
Бывший наш спортивный воевода Мутко находил "спонсоров", связывал спортсменов и профильные федерации, контролировал наемных немецких и швейцарских коллег (весьма дорогостоящих) и самих спортсменов. Приближенные к власти спортивные юристы – не более чем холуи. Они служат министрам, федерациям, лигам и клубам, которым вообще не интересны объективность и соблюдение всяких там регламентов. Наши придворные юристы всегда готовы к фразе «Чего изволите, господа?». Они готовы пойти на любую сделку, чтобы выполнить поступивший «сверху» заказ.
При этом, удивительное дело, обвинительные по своей сути заключения комиссии Макларена в CAS не обжалованы. Заключения комиссий Шмида и Освальда – тоже. Эти документы были оглашены на конгрессе МОК в Пхенчхане и единогласно одобрены, после чего комиссия Фурнейрон установила для наших спортсменов тот самый «специальный допуск». И этот вердикт Россия не обжаловала!
***
Западные страны и спортсмены, бесспорно, находятся далеко впереди нас как по подготовке специалистов и резерва, так и по фармакологии. В отличие от России, они не нарушают регламенты (вопрос, каковы эти регламенты, лежит уже в другой плоскости). Список запрещенных субстанций не объявляется каждый день; как правило он доводится до стран один раз в год заблаговременно. Но спортивная фармакология на Западе работает очень оперативно, и к моменту вступления в силу запрещенного списка конкуренты успевают разработать и выпустить новые препараты, которые, получается, вполне законно закупают и принимают их топовые спортсмены.
Россия же не в состоянии создавать «новьё», поэтому продолжает принимать запрещенное «старьё». Классический и самый дурацкий пример: вместо новинок из США и Англии закупили тонны дешевого дерьма под названием милдронат, производимого латышским барыгой и проспав, как в случае с дисквалификации Марии Шараповой, его включение в список запрещенных препаратов.
***
CAS опасен для России тем, что может (и должен будет!) вызвать на процесс наших экспертов, фамилии которых пока даже не сообщаются. Исследование личностей экспертов – обязанность суда. Тут не сами фамилии важны, но и порядок их привлечения к делу, работа под колпаком Следкома, объем и обстоятельства ознакомления с делом и многое другое. Отказ от явки будет истолкован как весомый дополнительный аргумент против России.
Кроме того, САS просто обязан будет опросить Соболевского, Митягина, Родченкова и других информаторов ВАДА. Вряд ли такой веселый процесс пройдет для нас гладко и принесет пользу российскому спорту.
Подавляющее большинство людей в России просто не понимают азов международной спортивной юрисдикции. Их рекомендации потребовать от ВАДА объяснений или послать их «на хутор бабочек ловить» - одновременно смешная и грустная история. ВАДА, еще раз повторю, совершенно не обязано вести совместное расследование с Россией. Постановления и заключения национальных органов не имеют для ВАДА ровно никакого значения.
Грубо говоря, ситуация по допингу выглядит примерно так же, как выглядели в международных инстанциях дела Литвиненко и Скрипалей. В ответ на предложение совместного расследования нам отвечали: «Вы – подозреваемые (обвиняемые), никакого сотрудничества и быть не может».
Справедливо это или нет, как в идеале должны решаться проблемы такой степени важности на международном уровне – отдельная серьезная тема. Серьезнейшая! Однако современная нам правовая реальность такова, что мы ОБЯЗАНЫ отвечать на запросы. Не нам принадлежит право оценки доказательств, в частности, по подлогам в базе данных.
Но ступор долго длится не может. «Уж банька близится»…