Previous Entry Share Next Entry
ЧТО НАС ЖДЕТ В СПОРТЕ?
a_aminov
Допинг скандал в разгаре, по вопросам организации и управления российским футболом огромные системные проблемы. Можно констатировать, что Россия атакуется по всем направлениям, связанным со спортом и немаловажно понять, кто виноват и кто является субъектами принятия решений в отношении России.
Хамский тон задал именно главный подозреваемый-вице-премьер Мутко, к нему подключились депутаты Госдумы, многие элитные спортсмены и ветераны. Создается впечатление, что Мутко и лежачий под ним новый министр спорта умышленно делают все для срыва участия российских спортсменов в международных соревнованиях.
В период допингового скандала представители спортивной России сначала полностью игнорировали международные спортивные инстанции со статусом которых изначально соглашались, подписывая Хартию и Конвенцию о их правах.
Теперь Мутко клянется, что соблюдаем все требования WADA, но одновременно в российских СМИ он продолжает обвинять руководство WADA в провокациях и нарушении законов и не умолкает ни на секунду с бравурными речами, а руководитель WADA одновременно предлагает Мутко покаяться с признанием своей вины.
Из факта награждения приказом министра спорта Логинова и Старых следует только одно, что Мутко и Колобков говорят о начале эффективного взаимодействия с МОК и WADA, а на деле посылают куда подальше эти международные спортивные инстанции.
Ориентация Путина на прекращение конфронтации в области спорта и достижение договоренностей путем консенсуса уже не получится и возможная опасность - атака сохраняется и на главное детище власти – ЧМ 2018.
Но важно понять, что все проблемы в спорте создала сама политическая власть и ее представители, своей наглостью и дуростью власть дает возможность использовать странам Запада все наши недостатки через чистилища международных комиссий, федераций, МОК и WADA.

Мечты Мутко взыскать миллионы с Макларена просто утопия, хотя бы потому, что Макларен в своем опубликованном докладе не называет никаких фамилий. Здесь, надо признать, канадский юрист действует в полном соответствии с антидопинговым законодательством, которое требует жесткого соблюдения принципов конфиденциальности, закрепленных в международных стандартах частной жизни.
Охрана прав спортсменов в виде неразглашения их фамилий в этих случаях гарантируется до вынесения вердикта федераций. Значительно вероятнее здесь возможные требования и получение исков от тех зарубежных спортсменов, которые по вине победивших с помощью допинга, оказались лишенными медалей и премиальных на Олимпиадах. Ведь нормативная база, на основе которой действует CAS, крайне специфична и имеет мало общего с нашими представлениями о рассмотрении дел в судах.
Теперь уже все уяснили, что в антидопинговом законодательстве не закреплен принцип презумпции невиновности, а в практике CAS неоднократно имело место применение принципа коллективной ответственности. Осталось только твердо осознать, что требования по стандартам доказывания у WADA неизмеримо ниже, и прекратить сопоставлять их с нормами российских УК и УПК.

К примеру, для того, чтобы констатировать «фальсификацию допингового процесса в России», может оказаться вполне достаточным к действительно имевшему место уничтожению проб в московской лаборатории, установить несколько косвенных фактов, подкрепленных немногочисленными свидетелями или даже не называемыми «информаторами» и признать истиной переписку, полученную с жестких дисков этой лаборатории.
А для признания виновности конкретного спортсмена добавить к этим фактам заключения экспертиз о пресловутых «царапинах», свидетельствующих о вскрытии проб спортсмена и показания заинтересованного лица, того же Родченкова об организованном Министерством спорта хранилище чистой мочи, которая использовалась для замены грязной. Ну и конечно общий довод о возможном извлечении выгоды спортсменами от манипуляций с пробами и их заинтересованности в получении медалей и самых высоких в мире премий.

Меньше всего, мне хотелось бы посеять семена уныния по изложенному вопросу. Тем более, что в настоящее время в России сложилось несколько групп юристов, которые пытаются изучить практику рассмотрения дел по допингу в международных федерациях, CAS, определить общие и особенные элементы в оценке доказательств. Это очень положительный фактор, поскольку намного важнее, вместо общих проклятий, выявить существующие правовые реальности и с их учетом искать пути выхода из того нокдауна в котором оказалась спортивная Россия. Ведь совершенные нарушения и преступления со стороны руководства Министерства спорта стали теперь проблемами всей страны и всего спортивного сообщества.


Виталий Смирнов заявляет, что: «одна страна имеет 500 атлетов с терапевтическими исключениями, мы же около 30 и это ненормально». Но Смирнов ничего не сообщает, за какой период и сколько по всем федерациям было подано заявок со стороны российских спортсменов на терапевтические исключения, сколько конкретно заявок было удовлетворено, а сколько отклонено.
Ни Мутко, ни Жуков, ни Смирнов, ни тем более Колобков ничего не говорят, сколько было жалоб на отказы в выдаче терапевтических исключений, сколько конкретно было подано заявлений российскими спортсменами по линии WADA и в CAS.
При отсутствии ответов на вышеперечисленные вопросы невозможно иметь никакого представления о реальной картине пристрастия по отношению к российским спортсменам.
Пока не было ни одного факта, когда Россия попыталась бы оспорить терапевтические исключения в установленном порядке и необходимо также иметь в виду, что ни Мутко, ни руководство Министерства спорта, ни руководители федераций при составлении заявлений не оказали никакой правовой поддержки неграмотным в юридических вопросах российским спортсменам.

В свое время Мутко жестко отреагировал на доклад Макларена: «Мы наняли лучших адвокатов, тех, кто занимается международным правом. Их заключение: доклад сфальсифицирован… мы обратимся в суд». Однако, обращения в суд не последовало, а для WADA и МОК, после этого заявления о фальсификации, Мутко, естественно, превратился в фигуру, нежелательную для переговоров.

Он не был аккредитован в Рио, а в докладе Макларена изображен как вершина допингового айсберга России. При таких обстоятельствах, как бы Путин не любил Виталия Леонтьевича, но очевидно, что на внешней спортивной и футбольной арене он реально действовать не может. В то же время не секрет, что в России вряд ли кто-то сомневается, что он является фигурой, через которую реализуется вся политика в спорте.

Руководство страны и спорта сами создали системную проблему и опозорили страну и всех спортсменов на весь мир, не умеют и не хотят помогать российским спортсменам даже на получение разрешения терапевтических исключений.
Что мешало Мутко, Министерству спорта и всем нашим федерациям закупить для всех членов сборных команд России качественную фармакологию, не запрещенную WADA, зачем заполонили склады мильдронатом...
Почему не внесли юридические предложения в законодательство о допинге и полномочиях органов системы WADA, которые смогли бы повысить степень ее открытости и позволили выявить нарушения по выдаче терапевтических исключений, вместо этого общественность получает по всем СМИ воинственный агитпроп.
Что сделала спортивная Россия для избежания изоляции, власть отстранила и спрятала по дачам Нагорных и еще пять чиновников министерства спорта, создали две никчемные комиссии, к сожалению, появилась и история с Исинбаевой.
Казалось, совершенно не сложно было найти в отношении Елены соответствующее кадровое решение, но ее выдвинули и избрали на должность Председателя Наблюдательного Совета РУСАДА. С учетом истории ее взаимоотношений с руководителями WADA их реакция была вполне предсказуема – последовало отрицательное заявление по кандидатуре Елены и сообщение, что этой проблемой будет заниматься специальная комиссия. Зачем было создавать дополнительный очаг конфронтации – непонятно.
Не очень ясна также секретность с разработкой антидопинговой программы. Сообщается, что она представлена президенту страны, но что мешало опубликовать и обсудить этот проект - разве это не общее дело всего спортивного сообщества?

Главной проблемой на международной арене у нас остаются два требования WADA, одно из которых процессуальное, другое – сущностное. Во-первых, дать мотивированные объяснения по докладу Макларена – согласиться или отвергнуть его. Во-вторых, признать участие, теперь уже «институциональных» структур в имевшей место организации допинга в России.
Здесь наша позиция известна. Объяснения по докладу Макларена на уровне официальных структур мы пока не давали, но обещаем это сделать. Что касается вины в организации допинга - ответ наших руководителей любого уровня стандартен – краткое отрицание, а затем рассказ о том, как все будет идеально в будущем.
Это чем-то напоминает позицию «ни мира – ни войны», которую демонстрировали большевики перед заключением Брестского мира. Хотя возможно, что она вполне разумна, ведь истина, что время – лучший лекарь, много раз себя подтверждала. Если расчет на эту стратегию себя оправдает – можно будет только порадоваться мудрости тех, кто ее разработал. Но если она ошибочна - какими могут быть последствия?
До конца этого года МОК собирается принять два существенных решения – по допинговым нарушениям в России и изменению всей мировой системы борьбы с допингом. В первом случае очевидна значимость итогов деятельности комиссий Шмидта и Освальда, которые работают по России.
Лучший для вариант для России – если выводы этих комиссий будут достаточно умеренными и тогда можно рассчитывать на то, что будут приняты во внимание наши заверения об устранении недостатков и все ограничится формальными замечаниями. В худшем случае – возможна самая разнообразная палитра.
По некоторым международным федерациям пока продолжаем держаться, но по итогам двух комиссий МОК станет ясно, будут ли российские спортсмены изгоями на несколько лет.
Что будет в итоге - ноябрьское вскрытие покажет, но ясно одно - благодаря Мутко и руководству министерства спорта, офицерам ФСБ российские спортсмены уже стали изгоями без флага и гимна и это вещь позорная.

?

Log in

No account? Create an account